. Тронутая глиной

Творческие люди откуда-то с неизбежностью берутся. И остается только удивляться, как им удается придумывать что-то новое, неожиданное, когда уже все вокруг давно придумано.

Такое открытие сделала я в очередной раз, гуляя по всемирной паутине (Что делали бедные наши родители в далеком XX не нанотехнологическом веке, будучи обреченными читать печатные газеты и книги?). Сначала была — нет, не слово!— кухня. Чудные несложные рецепты Юлии Костенич с прекрасными фотографиями, глядя на которые сразу хотелось бежать в магазин и покупать нужные ингредиенты, потом копошиться у плиты, готовить, фотографировать. Что-то получалось, а что-то — не очень. И всегда — не так красиво.

Юлия Костенич. Кот

Юлия Костенич. Кот

Рецепты с разрешения автора публиковались. И уже другие десятки людей пытались прикоснуться к искусству кулинарии (многие опубликованы в рубрике «Думы о фигуре»). А потом состоялось мое знакомство и с другой стороной творческой натуры Юлии Костенич — замечательными фигурками из глины. Откуда это?

Попробую поговорить с автором.

—  Я всю жизнь занимаюсь творчеством: в детстве рисовала, писала рассказы, романы и обязательно их иллюстрировала. Страсть к искусству, наверно, передалась от родителей: мама прекрасно рисовала (нигде не училась— видимо, природный дар), папа увлекался художественной фотографией, делал отличные снимки (отсюда моя любовь к фотографии — практически с рождения). В детстве была окончена художественная школа, затем педагогический институт — ХУДГРАФ. Второй институт — СПбГХПА (академия им. Штиглица), кафедра керамики и стекла.

На жизненном пути много чем профессионально занималась: и росписью дерева, и батиком, и живописью, и офортом, и чеканкой, и «ювелиркой», но больше всего «тронута» глиной, и теперь вот уже как 15 лет я предана керамике.

[slideshow id=153]

— У меня-то ощущение, что вокруг вас потихонечку создается «Общество тронутых». Керамика — вообще очень теплый материал. Благодатный для творчества. Рожденный в огне. Но в ваших руках он особенно горяч. Стоит один раз увидеть ваших зверушек — котов, собак, фантастических существ, мебель —  диваны, шкафы… туалеты, в которых заседают все те же симпатичные зверята, машины — и тоже начинаешь «трогаться». Как получается найти поэзию в таком скучном месте как туалет. Как удается сделать ботинки со всеми деталями размером со спичку? В общем, нам, профанам, остается только разводить руками и пожимать плечами от удивления. А вам остается делать то, что вы делаете, и удивлять нас дальше.

Так и будет функционировать эта замкнутая система: творец-потребитель. Но есть в вашей биографии место, где эти персоны все-таки встречаются и даже могут попытаться соревноваться. Это место— кухня. Вы — автор многих оригинальных рецептов старых излюбленных блюд: борщ или щавелевый суп, кулебяка или пирог с капустой. И вроде все то же самое, что и других, а результат ваш ошеломляет.

—  К кулинарии пришла я, видимо, тоже не случайно. Мне это умение передано по наследству. Оказы­вается, мои прадедушка и прабабушка Тимошенко содержали в Таганроге свою кондитерскую. Было это в начале прошлого века, и когда стали всех раскулачивать, они всё бросили и сбежали в деревню.

Я по-настоящему  увлеклась вопросами кухни года два с половиной назад: одна моя знакомая посещала группу «Вкусные рецепты». Мне стало интересно, и я тоже пошла туда, затем немного попробовала готовить  по рецептам этой группы, сфотографировала это и… через фотографию увлеклась любовью к готовке. В общем, совместила два в одном: фотографию и приготовление… потом поняла, что это тоже — творческий процесс и увлеклась ещё больше…

Теперь это не «два в одном», а «три в одном»  —  «фотография + кулинария + творчество».

А я к этому добавлю, что Юлия Костенич еще пишет стихи, прозу (у нее даже есть романы). В общем, все, как полагается — талантливый человек талантлив во всех отношениях.

Инна Савватеева