. Япония как номер три

ТОКИО. Китай сейчас официально заменил Японию в качестве третьей по счету крупнейшей экономики в мире. Проблема для Японии заключается в том, будет ли эта страна продолжать опускаться в списке самых крупнейших экономик мира или ее политики вернутся на путь реформ, которые могут оживить экономический рост. То, что правящая Демократическая партия Японии (ДПЯ) сейчас, кажется, охвачена борьбой за власть между премьер-министром Наото Каном и партийным “серым кардиналом” Ичиро Осавой, наводит на мысль, что серьезные экономические реформы не стоят во главе списка наиважнейших мероприятий ДнЯ.

В 1980-х годах ежегодный прирост ВВП Японии в среднем составлял 4,5%; с начала 1990-х годов экономика фактически находится в инертном состоянии, ежегодный прирост в среднем составляет 1%. В 1990-х годах правительство Японии, явно недооценив источники экономических трудностей, значительно повысило расходы правительства и расходы на общественные проекты, но проигнорировало корректировку поступления доходов.

Такая политика создала новый истеблишмент, и, таким образом, новое политическое окружение, так как строительные компании и другие бенефициарии правительственных контрактов начали жертвовать крупные суммы правящей Либерально-демократической партии. Это наполняло сундуки ЛДП, но представляло собой угрозу возникновения серьезного финансового кризиса в конце 1990-х годов.

Именно при таких обстоятельствах премьер-министр Дзюньитиро Коидзуми возглавил правительство в 2001 году. Под руководством Коидзуми несостоятельные банки стали вновь здоровыми. В начале работы правительства Коидзуми, 8,4% банковских займов не оправдывали себя. К концу его власти эта цифра снизилась до 1,5%, что восстановило потенциал страны для экономического роста. Действительно, это была одна из причин, почему на Японию так мало повлияло “потрясение Lehman Brothers”, которое спровоцировало глобальный финансовый кризис.

Но макроэкономическая реформа резко затормозила после того, как Коидзуми ушел с поста в 2006 году. Смена премьер-министров, которые правили незначительные сроки, привела к большим правительственным расходам. Неудивительно, что состояние экономики ухудшилось.

Разочарованные плохим политическим и экономическим управлением давно правящей ЛДП, избиратели предпочли в прошлом году смену руководства. Но модель экономического управления не только не изменилась к лучшему, она только стала еще хуже.

Огромное увеличение затрат коснулось фермеров и семейных бюджетов. В результате, доля налоговых поступлений к общей сумме затрат в этом финансовом году составила менее 50%, нечто невиданное за всю послевоенную историю Японии.

Несмотря на ужасное финансовое положение, в настоящий момент японские государственные облигации (JGB) остаются стабильными. Но это только потому, что правительственные облигации покупаются, в основном, организациями и семьями внутри страны. Другими словами, отрицательные накопления правительства финансируются положительными накоплениями частного сектора.

Но страховка в виде частного сектора исчезает. Японские семьи хранят сбережения в сумме около 1,1 триллионов иен в чистой денежной массе. Однако примерно через три года количество JGB превысит суммарные активы японских семей. Правительственный долг больше не будет поддерживаться активами налогоплательщиков. Скорее всего, доверие к рынку JGB снизится.

Более того, японское общество стареет, уровень семейных сбережений значительно сократится. Неограниченное финансирование бюджетного дефицита частным сектором будет затруднено, если вообще будет возможным.

Ожидается, что новая потребность в финансовых расходах вырастет, так как страна стареет. Примерно через пять лет всем лицам, родившимся в период резкого увеличения рождаемости, будет более 65 лет, но ожидается, что давление на правительственные расходы в виде пенсий и расходов на здравоохранение начнется раньше, около 2013 года.

Новое правительство Японии, возглавляемое премьер-министром Наото Каном, начало обсуждение потребительского налога, чтобы компенсировать рост затрат. Но увеличение потребительского налога не является панацеей, особенно учитывая отсутствие у правительства стратегии экономического роста. Хотя несомненно, что увеличение налога понадобится, это не является приоритетом в настоящий момент и может оказаться контрпродуктивным, если это приведет к значительному падению экономики.

Действительно, правительство Коидзуми продемонстрировало лучший способ того, как произвести финансовую консолидацию. Коидзуми решил, что исходный финансовый баланс должен быть восстановлен через 10 лет. И он был на грани успеха, так как исходный дефицит в 28 триллионов иен в 2002 году был снижен до 6 триллионов иен в 2007 г. Если бы эти усилия продолжались еще два года, можно было бы достигнуть исходного положительного сальдо.

Без стратегии экономического роста, которая включает усилия по снижению правительственных расходов и политику остановки дефляции, экономика Японии будет переживать не лучшие времена. Но Кан, кажется, не желает акцентировать внимание на экономическом росте. Действительно, как и многие другие лидеры до него, он провозглашает о своем желании найти “еще один путь”. Но, как показала история, иного пути не существует.

Кан продолжает верить, что большое правительство, с растущими социальными затратами, является тем способом, который заставит экономику двигаться. Этому не следует удивляться. Ранее он был вовлечен в работу общественных движений и групп – подобно организациям по охране окружающей среды – которые мало обращали внимания на необходимость экономического роста.

Увеличение налогового бремени кажется естественной составляющей такого типа мышления, впрочем, как и игнорирование необходимости усиления экономической конкуренции. Без этого, как и без возобновленного внимания к экономическому росту, Япония продолжит спускаться на мировой лестнице успеха.

В самом деле, любой японец, который думает, что самодовольство является альтернативой, должен взглянуть на Аргентину. Сто лет назад Аргентина была, возможно, второй по богатству экономикой в мире. Сейчас, из-за плохой политики и еще худших политиков, она числится среди мировых аутсайдеров.

Хейзо Такенака – занимал посты министра экономики, министра финансовых реформ и министра внутренних дел и отношений в правительстве премьер-министра Дзюнъити́ро Коидзуми. В настоящее время директор Института исследований глобальной безопасности в Университете Кейо в Токио.

Копирайт: Project Syndicate. Перевод с английского — Татьяна Грибова. Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе. Verlag Terterian — Medien auf Russisch in Deutschland und Europa. Werbung in russischen Zeitungen, Reiseführern, Stadtplänen, Internetportalen und anderen Medienprodukten.

Последние публикации рубрики «Новости и политика»: