. Мороз и солнце…

Солнце. Воздух. День чудесный. И это не Пушкин. И не картинка русской зимы. Это типичный австрийский пейзаж в начале сентября 2010 года.

Дарио из альпийской деревушки

Дарио из альпийской деревушки

Сначала была встреча в магазине небольшого городка Эрвальда, что у подножия Цугшпитце.

— Что здесь можно посмотреть? – спросили мы у продавца.

Он охотно начал перечислять местные достопримечательности, в том числе назвав пивоварню, где варят свое пиво.

— Вот здесь варят свое пиво?

— Да. И это можно увидеть.

Конечно, мы немедленно поехали по адресу. Хотя нам, мюнхенцам (с иностранным «задним планом, как принято сейчас указывать в Германии на всех, кто поселился в ней после 1955 года), совсем не в диковинку пивоварни европейского или мирового масштаба. Вежливый и местами эротический голос навигационной дамы привел нас в пункт назначения. Но никакой пивоварни мы не увидели: ни рыжих больших котлов, ни зданий с большими стеклами-витринами, ни отъезжающих грузовиков, направляющихся на развозку пива по точкам сбыта. Ничего! Только зеленая трава, поднимающаяся по склонам в небо и как-то сразу переходящая в белые заснеженные вершины, синее небо, звук колокольчиков пасущихся  коров.

— А где же пивоварня?

— Вот она, — молодой человек показал рукой в каком-то направлении.

— Извините…

— Да вот же она. А вы хотите попробовать местное пиво?

— Мы, собственно, за этим и приехали.

— Тогда я вам покажу и предложу.

Разговоры в деревнях складываются быстро.  Здесь совершенно не нужно помнить о правилах этикета. Разговоры в австрийской деревне завязываются просто стремительно.

— А вы родились здесь? Выросли?

— Да, и родился, и рос. И вырос, и женился.

— У вас есть дети?

— Нет, пока нет, — засмущался наш новый знакомый Дарио. – Но обязательно будут.

— А сколько? Шестеро? – почему-то именно с такой цифрой в представлении русских мюнхенцев ассоциируются австрийские семьи у подножия Цугшпитце.

— О, нет,— замахал Дарио руками. — Так много не надо.

— А сколько жителей в деревне? — мы уже прошли с Дарио к столику, который находился на террасе

4-звездочного отеля.

— 400 человек.

— И что вы делаете здесь?

— Я закончил школу ресторанного дела и работаю в ресторане нашего отеля. Мне очень нравится. Это – мое.

— А куда-нибудь выезжали за пределы деревни?

— Иногда. В Италию, в Мюнхен. Но ненадолго. Там шумно, суетливо и вообщем делать нам там нечего. Сразу возвращаемся сюда.

— А девушки красивые есть?

Тут Дарио зажмурился просто в восторге.

— Конечно.

Нам было очень интересно поговорить с молодым человеком 30 лет, только на один день выезжающим в Мюнхен.

— А где же пивоварня?

— Да вот же она, — и он показал нам на два небольших котла неподалеку.

В этом месте смешинка попала нам в рот… Пивоварня, о которой так много говорилось, поместилась в небольшом зале ресторана. Два медных чана, в которых внутри, наверно, что-то варилось и булькало в соответствии с современными технологиями пивоварения. Как это происходит — было не видно. Да и необходимости в этом не было. Все положительные эмоции мы уже получили.

Инна Савватеева

Другие материалы из цикла «Города и земли» читайте здесь: