. Дивный клад

Мечтал он удивить стихами мир,

поскольку, вправду, были те прекрасны,

но, жаль, не сбылся этот чудный миф,

и все усилья стали в нём напрасны.

Стихам он отдавался, как святой,

решив,что он для них лишь только соткан,

строку свою считая золотой,

а каждый стих  —  редчайшим самородком.

Привычка даже у него была

всем отвечать шутливо, идя мимо,

вопрос банальный слыша: «Как дела?»

«Мой дивный клад растёт неудержимо!»

Ему и ночи были хороши,

его окно всё чаще было в свете…

«Богач свои считает барыши!» —

язвили часто с завистью соседи.

Когда ж он умер, то квартирный люд

так отвечал стоящим  всем снаружи:

«Какое золото?! Одни бумаги тут!

Да и они исписаны  к тому же!»

Их лишь соседка захотела взять,

поскольку суть их видела иначе,

и унесла к себе, чтоб их читать,

и думать, улыбаясь или плача…

Аркадий Соколовский

Вюрцбург