. Гостевой брак

Гомеровская Пенелопа вошла в историю как символ женской верности и постоянства. Она терпеливо ждала своего Одиссея в течение долгих лет, пока он странствовал в свое удовольствие по миру в поисках любовных приключений. Все это время верная жена в полном одиночестве ткала полотно и даже не помышляла о собственных развлечениях.

Василий Александров. Сегодня, вступая в брак, супруги вовсе не чувствуют себя связанными одной цепью.

Василий Александров. Сегодня, вступая в брак, супруги вовсе не чувствуют себя связанными одной цепью.

Но времена меняются. Когда юная дочь моей приятельницы узнала о том, что ее молодой супруг собирается полгода путешествовать с друзьями по Непалу, она радостно захлопала в ладоши: «Наконец-то, я смогу слетать с подругой в Штаты! Возьмем напрокат машину и покатаемся вволю по всей Америке!»

Сегодня, вступая в брак, супруги вовсе не чувствуют себя связанными одной цепью.
Да, они ведут совместное хозяйство, обустраивают быт, воспитывают детей, решают общие проблемы. Но при этом каждый оставляет за собой право на личную свободу и независимость, возможность уделять время и внимание не только любимому человеку, но и своим пристрастиям, занятиям, привычкам.
Традиционно считается, что этого больше хотят мужчины. Однако сегодня и замужние женщины стремятся сохранить в браке свою индивидуальность. Немалую роль в этом играет и то, что они во многом перестали зависеть от мужчин.
Домостроевский брак по принципу «Да убоится жена мужа своего» все больше и больше уходит в прошлое. С развитием общества меняются и отношения в семье: они строятся не на превосходстве или зависимости одного супруга от другого, а на доверии, взаимном уважении потребностей и интересов каждого.
Несколько лет назад во время одной из поездок по Баварии я познакомилась со своей землячкой. Правда, Наташа — так звали девушку — была родом из Чебоксар, до которых от моего города добрая сотня километров, но за границей все волжане — родственники. Наташа училась в институте иностранных языков на переводчика, но после четвертого курса взяла академический отпуск и приехала в немецкую семью в Мюнхен в качестве няни к шестилетнему малышу: и денег подзаработать, и свой немецкий усовершенствовать. Мы перезванивались, и однажды она пригласила меня провести вместе конец недели: хозяева на выходные уехали, а мальчика отвезли к бабушке. Мне было интересно посмотреть, как живут молодые немецкие семьи, и я с удовольствием согласилась.
«Елена укатила на несколько дней в Барселону, а Гельмут отправился куда-то с друзьями», — сказала Наташа. И, заметив мое недоумение, пояснила: «Они всегда проводят выходные порознь. И отпуска, кстати, тоже. И вообще — ребенку уже седьмой год, а они не торопятся узаконить свои отношения, хотя Гельмут регулярно делает Елене предложение. Вообще-то мальчик — не его ребенок. Елена и Гельмут работают в одной клинике: он — врачом, она — медсестрой. В 19 лет Елена забеременела. Отец будущего ребенка — кстати, коллега Гельмута — сразу же заявил, что никакого участия в его воспитании принимать не будет, и предложил Елене сделать аборт. Все заботы после рождения малыша взял на себя Гельмут. Он переехал к Елене, да так и остался у нее. Отремонтировали дом, ведут общее хозяйство, пять дней в неделю — вместе: и на работе, и дома, а вот свободное время проводят каждый по своему вкусу. Я у них работаю уже более полугода и ни разу не слышала, чтобы они поссорились или просто были недовольны друг другом…»
Кстати, когда срок пребывания Наташи в Мюнхене закончился, я получила от нее письмо. «Мы скоро увидимся, — писала она, — у Елены и Гельмута родилась девочка, и они приглашают меня на свадьбу. Обещали выслать приглашение и билет на самолет».
Однако свадьба так и не состоялась: в последний момент Елена решила, что она еще слишком молода, чтобы связывать себя узами официального супружества.
Вообще, сколько на свете пар, столько существует и форм брака. Помню, сколько шуму наделала опубликованная с десяток лет назад статья в «Литературной газете», в которой речь шла о возможности так называемого «гостевого брака», когда супруги ходят вдвоем в гости и на концерты, проводят вместе выходные, праздники и отпуска, но живут при этом на разных квартирах, самостоятельно ведут хозяйство, распоряжаются своими финансами, а их общие дети живут то у матери, то у отца. После этой статьи редакция получила и отчасти опубликовала десятки возмущенных писем. Оглянитесь сегодня по сторонам: разве среди ваших знакомых таких семей нет? Например, жена с детьми приехала на постоянное место жительства в Германию, а у мужа на Украине отлично налаженный бизнес, и он не хочет его оставлять. При этом они любят друг друга, у них общие заботы о детях и планы на будущее.
Отдельный разговор — о супружеских изменах. С одной стороны, бескомпромиссные моралисты строго осуждают супружескую неверность. С другой — клянясь в вечной верности, мы, как правило, обманываем и себя, и партнера. Хорошо, если ваш брак успешно выдержит это испытание на прочность, и оно не приведет к отчуждению или даже к разрыву. А как назвать такой брак, в котором один из партнеров всю жизнь имеет «на стороне» еще одну женщину, и обе — и «законная половина», и любовница — прекрасно осведомлены о существовании друг друга? Одну удерживают от развода статус замужней женщины, прожитые вместе годы, дети и бог знает еще что, другой непереносима даже сама мысль о добровольном разрыве с любимым человеком. Ни одна из них не назовет себя счастливой — но кто посмеет бросить в них камень?
Мой друг, с которым мы вместе уже более сорока лет (вполне тянет на пожизненный срок, не правда ли?) справедливо считает, что я — жуткая собственница и ужасная «ревнючка». Тем не менее, мы всю жизнь живем в разных городах, а теперь уже — и в разных странах, хотя и умудряемся видеться по нескольку раз в году. Вот такой гостевой брак…

Другие публикации в рубрике «Психология отношений»: