. Юрико Коике. Леди Макбет из Пхеньяна

ТОКИО. Коммунистический режим Северной Кореи приступил к завершению передачи власти в пределах династии во второй раз, в этот раз от Ким Чен Ира, руководящего страной с 1994 года, к его самому младшему сыну Ким Чен Уну. В высшем руководстве Рабочей партии Северной Кореи в первый раз за 44 года наблюдается движение, что является четким знаком того, что серьезно больной «Великий руководитель» Ким передает корону королевства-отшельника, созданного его отцом Ким Ир Сеном.

Одной из причин передачи власти именно внутри династии является созданная Ким Ир Сеном национальная идеология Чучхе, в которой сочетаются коммунизм и автаркия со значительной долей конфуцианских ценностей. Конфуцианство возвеличивает идеализированную связь между отцом и сыном как модель для всех взаимоотношений между людьми. Поэтому, также как абсолютной обязанностью конфуцианского сына является почитание своего отца, абсолютным долгом субъекта конфуцианства является преклонение перед правителем.

Кроме того, Ким Чен Ир, как и его отец, постоянно назначал членов своей семьи на руководящие должности. Фактически, Ким Чен Ун, третий сын Ким Чен Ира и его самой последней супруги Ким Ён Хи, уже обсуждался в качестве преемника своего отца почти год назад.

Пропагандисты Северной Кореи назвали Ким Чен Уна «молодым генералом», однако вопрос, насколько он будет обладать такой же абсолютной властью, как и его отец, остается открытым. Не только потому, что он еще молод и неопытен, а потому что его тетя, Ким Кен Хи, сестра Ким Чен Ира и жена Чак Сен Тэка, занимающего второе по значимости должности место в Северной Корее, может попробовать придерживать власть, ускользающую у нее из рук.

Несмотря на то, что ее очень редко видно или слышно, Ким Кен Хи, родившаяся 30 мая 1946 года, занимала ряд ключевых должностей в Рабочей партии при Ким Ир Сене и его первой жене Ким Чен Сук, в том числе должность директора Международного департамента и директора Департамента легкой промышленности. Она стала членом всемогущего Центрального комитета в 1988 году и до сих пор сохраняет этот пост.

Родная мать Ким Кен Хи умерла, когда ей было четыре года. После повторной женитьбы своего отца она воспитывалась разными приемными родителями вдали от семьи. Говорят, что, наблюдая за отношениями ее отца с мачехой и их привязанностью к ее единокровным братьям, она стала озлобленной и превратилась в жестокую личность. Фактически, Ким Чен Ир сказал: «Когда моя сестра рассердится, никто не может ее остановить. Даже я ничего не могу сделать».

Когда Ким Чен Ир начал жить со второй женой, движимая чувством мести Ким Кен Хи начала заниматься подстрекательством, чтобы создать им проблемы. После того как она вышла замуж за Чак Сен Тэка, она сама начала вести что-то похожее на гедонистскую жизнь, но при этом она ежеминутно контролировала поведение своего мужа и немедленно взрывалась приступами ревности при малейшем знаке неверности с его стороны.

Ким Чен Ир описал свою сестру как « мой единственный единокровный член семьи, о котором моя мать просила меня заботиться до самой ее смерти». Говорили, что их мать Ким Чен Сук умерла из-за кровотечения при преждевременных родах, вызванных стрессом от любовных отношений Ким Ир Сена с Ким Суонг Ае. Сообщалось, что Ким Ир Сен немедленно отправился в госпиталь, но дверь ее палаты была закрыта. Когда она умерла, только ее доктор и Ким Чен Ир были единственными присутствовавшими при ее смерти людьми.

Но Чан Гирек, врач, который в настоящее время работает в Нагойском университете в Японии, а ранее был главным врачом Ким Чен Сук, рассказал совсем другую историю. По словам Чана, Ким Чен Сук была в пхеньянском доме Ким Ир Сена рядом с советским посольством и ругалась с ним. Наблюдавший издалека врач видел, что Ким Ир Сен держит пистолет. Врач, который был хирургом, а не акушером, подверг сомнению то, что именно его следовало вызывать в связи с кровотечением связанным с преждевременными родами. Он уверен, что его вызвали в связи с кровотечением, связанным с чем-то другим.

На Ким Чен Ира, который, как известно, был тесно связан со своей родной матерью, оказало серьезное психологическое воздействие то, что он был свидетелем убийства своей матери. После смерти матери, он всегда держал свою младшую сестру рядом с собою.

На самом деле, в стране, где доверие является редкой вещью, Ким Кен Хи была единственным кровным родственником Ким Чен Ира, которому он полностью доверял. Кроме того, они потомками одного рода Великого лидера или Suryong, связанного с Ким Чен Сук материально, и полностью преданы абсолютному превосходству принципов Suryong и наследственной преемственности.

Выступая перед Центральным комитетом после смерти Ким Ир Сена, Ким Чен Ир сказал: «Ким Кен Хи – это я, слова Ким Кен Хи это мои слова, и указания данные Ким Кен Хи это мои указания».

Стремление Ким Кен Хи взять власть в свои руки после ухода ее брата, поддерживается слухами, что именно она помогла организовать аварию, в которой погиб Ри Дже Ган, высокопоставленный чиновник из руководства партии и всеми признанный опекун Ким Чен Уна, который, как сообщалось, пытался отстранить Ким Кен Хи и ее близких союзников от власти. Независимо от того, являются ли эти слухи правдой или нет, они указывают на степень ее влияния в стране.

На самом деле, существует растущая уверенность в том, что Ким Чен Ир в любое время может назначить Ким Кен Хи в качестве ответственной за третье поколение преемников, после своей смерти. Но у Ким Кен Хи могут быть абсолютно противоположные планы, например, самой стать преемником Ким Чен Ира.

Угрозой со стороны Северной Кореи всегда было то, что в результате неправильного расчета либо замысла она может начать новую войну. Но даже если «молодой генерал» или его тетя не окажутся психически неуравновешенными людьми, страдающими от мании величия, замаячившие на горизонте перемены открывают новую эру неопределенности, особенно принимая во внимание бедственное экономическое состояние Северной Кореи.

Независимо от того, намерены ли Ким Чен Ун или Ким Кен Хи объединиться в безнадежной изоляции или заняться проведением экономических реформ, у них недостаточно революционных полномочий либо влияния на власть, необходимого для этого. Поэтому, когда Ким Чен Ир уйдет со сцены и политическая нестабильность столкнется с экономической нестабильностью, режим может «развалиться».

Президент Южной Кореи Ли Мен Бак начал подготовку к этому непредвиденному обстоятельству, предложив ввести специальный «Налог на объединение», который поможет покрыть издержки после распада династии Ким. Япония и остальные страны Азии должны последовать примеру Ли и тоже подготовиться к такому дню.

Юрико Коике – бывший министр обороны Японии и советник по национальной безопасности. В настоящее время председатель исполнительного совета Либерально-демократической партии.

Копирайт: Project Syndicate. Перевод с английского — Татьяна Грибова. Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе. Verlag Terterian — Medien auf Russisch in Deutschland und Europa. Werbung in russischen Zeitungen, Reiseführern, Stadtplänen, Internetportalen und anderen Medienprodukten.

Последние публикации рубрики «Новости и политика»: