. Лот, Фройд и просто картина

Серия статей «Эротика в искусстве» вызвала большой читательский интерес. Мнения разделились. Как всегда. Некоторые наши читатели говорят: «До такой пошлости газета еще не опускалась!» Другие возражают им: «Очень интересно! Познавательно! Необычно подан материал!» Мы рады и тем, и другим мнениям. И продолжаем нашу серию статей.

Альбрехт Альтдорфер. Лот с дочерьми.

Альбрехт Альтдорфер. Лот с дочерьми.

Если вам кто-то будет рассказывать, что история изобразительного искусства – это исполнение канонов и предписаний, рассмейтесь этому человеку в лицо. Смех будет лучшей реакцией на такие вздорные утверждения. Как ни удивительно, но 500 лет тому назад люди также дышали, чувствовали и переживали, как и сегодня. Интернета у них только не было, да теплых туалетов. Что касается трепета душ, то они летали не только в сценах, изображающих загробную жизнь. Художники часто пытались перенести на холст переживания личные, маскируя их под мифы и легенды. Мы писали уже о картине из Венского художественно-исторического музея «Избиение младенцев» Корнелиса, где автор воплотил свои фантазии на тему человеческого тела и секса. Сегодня – речь о другом художнике – Альбрехте Альтдорфере и его картине «Лот с дочерьми».
Поскольку название уводит нас снова к Библии, напомним сюжет (Ветхий Завет, Бытие, гл. 19)

… И вышел Лот из Сигора и стал жить в горе, и с ним две дочери его, ибо он боялся жить в Сигоре. И жил в пещере, и с ним две дочери его. И сказала старшая младшей: отец наш стар, и нет человека на земле, который вошел бы к нам по обычаю всей земли… …итак напоим отца нашего вином, и переспим с ним, и восставим от отца нашего племя.

И напоили отца своего вином в ту ночь; и вошла старшая и спала с отцом своим: а он не знал, когда она легла и когда встала. На другой день старшая сказала младшей: вот, я спала вчера с отцом моим; напоим его вином и в эту ночь; и ты войди, спи с ним, и восставим от отца нашего племя. И напоили отца своего вином и в эту ночь; и вошла младшая и спала с ним; и он не знал, когда она легла и когда встала.

И сделались обе дочери Лотовы беременными от отца своего, и родила старшая сына, и назвала его: Моав. Он отец Моавитян доныне. И младшая также родила сына, и назвала его: Бен-Амми. Он отец Аммонитян доныне…

В общем, такая история. Классическая. Кто ее только не изображал. Те, кто живет в Мюнхене, может пойти в Старую Пинакотеку и точно найдет там пару образцов, Дрезденская картинная  галерея тоже предоставит несколько экземпляров. Да и Лувр, и Эрмитаж, и много музеев помельче могут продемонстрировать живописные варианты библейской легенды. Толковать ее с точки зрения Библии мы не будем. Библия — не газета, а литература. Ее метафоры, видимо, надо читать по образному звучанию, а не буквальному значению, ее части надо связывать друг с другом,  и смысл ее историй — не рассказать события, а проиллюстрировать определенный вывод или мысль. Потому что если вдуматься в смысл, то речь идет об инцесте и рождении на свет незаконных детей, которые и евреями –то по галахе быть не могли.

Поэтому  просто поговорим о картине. Сделаем, так сказать, художественно-исторический ее анализ.

Художника этого мало кто знает. Он считается выдающимся и главным представителем так называемой дунайской школы живописцев, сложившейся в городах на Дунае. Собственно, школы в современном ее понимании не было – были локальные отношения учителей и учеников, а здания, секретарши и вывески «Дунайская школа» не существовало. По некоторым общим живописным признакам, темам и сюжетам объединили поздние историки искусства (в 1892 году) художников типа Альтдорфера и Йорга Брой Старшего, Рюланда Фрюауфа и Христофа Шварца и т.д. в эту самую школу. Почему?  На каком основании?

По некоторым намекам и кратким упоминаниям все-таки можно  кое-что сказать о художнике. Жил он в Регенсбурге. Был почетным гражданином города. Когда кому-то понадобилась «филейная» земельная часть, на которой стояла синагога, Альтдорфер тоже принял посильное участие в изгнании ее обитателей из города. А потом когда на месте синагоги, как водится,  построили церковь Марии, стал писать алтари и картины для нового храма. Что там у него было с личной жизнью, можно только фантазировать. Картины (выдающиеся), шедевры, собранные ныне в музеях, не позволяют извлечь из них и фрагменты  биографии: масштабная «Битва Александра», многочисленные фантастические пейзажи – все это работы заказные, благодаря которым Альтдорфер сделал состояние. Как появилась в его творчестве эта странная картина «Лот с дочерьми», можно только догадываться. Нам бы, наверно, точно помог доктор Зигмунд Фройд, ответивший на вопрос дочери «что бы это такое могло быть?» — «Знаешь, дочка, в мире бывают просто бананы».

Пожилой голый мужчина лежит на земле, опершись на правую руку. На нем полусидит-полулежит обнаженная женщина. Перед нами – половой акт в чистом виде. Как прошла эта картина через запретыи предписания, остается только гадать, потому что никакими ветхозаветными  фонами  факт появления изображения явного совокупления в это время не объяснить. Лишь только тем, что Альтдорферу как-то удалось убедить церковников, что эта странная композиция  буквально воспроизводит ветхозаветный  сюжет (половой акт пьяного Лота со своей старшей дочерью).

А можно предположить и такой вариант истории – он нам кажется почему-то ближе, теплее и даже роднее. Жил-был художник. И бывает такое – влюбился. Просто встретил женщину. И проняло его до коленок и печенок. А она замужем. И детей у нее пятеро-семеро. Поэтому не может у них ничего быть  в их маленьком городе на реке Дунае – просто сожгут на костре кого-нибудь из них, обвинив в колдовстве и демонизме. Поэтому взял он однажды большую доску, вытянутую по ширине. И начал изображать композицию – себя, уже немолодого, немного хмельного (не от пивного ликера, а от чувственного желания), а дальше… тут уж фантазируйте сами… женщину, лежащую на нем. Любимую. Ласкаемую. Нежную. Запечатлел он этот факт для себя. Сделал, так сказать, фотографию на память. А всем остальным объяснил: «Это Лот. Пьяный. С собственной дочерью. А вторая – вон там неподалеку. Ждет своей очереди».

Вам решать, какие мысли и чувства вызывает эта картина. Два варианта интерпретации мы вам предложили. Есть еще и третий?  В конце концов, по Фройду, это может быть просто картина.


Художественная Европа (www.germaniaplus.de) auf einer größeren Karte anzeigen

Секс в культуре и искусстве на портале «Германия плюс»