. Ги Сорман. Государство всеобщего благосостояния, мир праху твоему

ПАРИЖ. Обычно легче увидеть начало чего-то, чем конец. Рожденное в 1945 году в послевоенной Великобритании, государство всеобщего благосостояния на этой неделе погибло в Великобритании, когда британский министр финансов Джордж Осборн отказался от концепции «универсального блага», идеи, что каждый человек, а не только бедные, должны пользоваться преимуществами социальной защиты.

Государство всеобщего благосостояния было описано его интеллектуальным архитектором, лордом Бевериджем, как структура, построенная для защиты индивидуума «от колыбели до могилы». Эта модель стала доминировать в каждой западноевропейской стране наряду с тем, как местные традиции и политика определяли разнообразия ее применения. К 1960-м годам вся демократическая Европа была социал-демократической, сочетанием свободного рынка и массовой социальной защиты.

Это европейская модель превзошла самые смелые мечты, и в течение десятилетий была завистью всего мира, поскольку ни «Дикий Запад» американского капитализма, ни советский и маоистский государственный социализм, не могли этого достигнуть. Социал-демократия, казалось, взяла лучшее из обоих миров, экономической эффективности и социальной справедливости.

Правда, в отношении европейского государства всеобщего благосостояния всегда были некоторые сомнения, особенно начиная с 1980-х годов, когда глобализация постучала в дверь Европы. Стесненная финансовыми затратами, встроенными в государство всеобщего благосостояния ‑ и возможно, психологическими и финансовыми сдерживающими факторами, также в него встроенными ‑ европейская экономика начала замедляться, доход на душу населения стал инертным, а высокий уровень безработицы стал ее постоянной характеристикой.

Европейских сторонников свободного рынка никогда не было достаточно, чтобы уйти от государства всеобщего благосостояния. Даже Маргарет Тэтчер не смогла затронуть национальную систему здравоохранения. В лучшем случае, как в Швеции или Дании, государство всеобщего благосостояния перестало расширяться.

Государство всеобщего благосостояния сопротивлялось своим критикам и страданиям от стагнации экономики, склонив к сотрудничеству средний класс. Политический гений людей, которые построили государство всеобщего благосостояния, заключался в понимании ими того, что от этого средний класс выиграет больше, чем бедные.

Рассмотрим медицинские льготы. Во Франции было продемонстрировано, что средний класс на душу населения тратит больше на свое здоровье, чем 20% самых бедных французов. Как следствие, система национального здравоохранения фактически обеспечивает чистую выгоду работнику со средним доходом.

В действительности, даже государство меньшего всеобщего благосостояния, каким является Америка, кажется, направлено больше на средний класс, чем на бедных, сделав так называемый налоговый кредит на заработанный доход самым крупным подаянием. Каждый год 24 миллиона представителей среднего класса американских семей получают возмещение от Службы внутренних доходов. Люди, находящиеся за чертой бедности, не получают наличных денег, а только поддержку иного рода. Таким образом, государство всеобщего благосостояния Америки дает наличные деньги среднему классу и социальные программы бедным слоям населения. Такую картину дискриминации можно найти повсюду в Западной Европе.

Нападки Осборна на британское государство всеобщего благосостояния началось с универсальных субсидий на ребенка, обширного права, распространяющегося на все семьи с детьми, независимо от их доходов. Это универсальное детское пособие было введено почти везде в Западной Европе, чтобы поощрять деторождение в странах, сильно пострадавших во время второй мировой войны.

В Соединенном Королевстве 42% детских субсидий идет среднему классу и богатым семьям. Та же пропорция и во Франции. Осборн предложил прекратить выплаты семьям с доходами в самой высокой налоговой шкале – сигнал начала кампании, которая может, в конечном итоге, трансформировать всю систему социальной защиты за счет сокращения льгот, предоставляемых среднему и высшему классу.

Сбережения (1,6 млрд фунтов стерлингов), подразумеваемые в предложении Осборна, представляют собой лишь небольшую часть ежегодных расходов Великобритании в 310 млрд фунтов стерлингов на социально-благотворительные программы. Но, рассматривая это право, правительство премьер-министра Дэвида Кэмерона надеется предоставить британскому народу возможность лучше понять несправедливость существующего государства всеобщего благосостояния.

Каждому правительству в Европе придется сделать то же самое: сделать своей целью самое слабое звено в системе социальной защиты, которое наиболее понятно большинству людей. Французское правительство, в этом же духе, занялось экстравагантными пенсионными льготами работников бюджетной сферы, а также установленным законом пенсионным возрастом, пытаясь увеличить его с 62 до 65 лет.

Каждый может понять, что пособия на детей богатым или выход на пенсию когда человеку еще только 62 года, не имеют оправдания. Тем не менее, общественное сопротивление этим предположительно несправедливым сокращениям оказалось значительно сильнее, чем ожидалось. Интуитивно средний класс понимает, что это конец эпохи.

Отступит ли правительство Кэмерона ‑ и любые другие, которые могут пойти по этому пути ‑ перед лицом ярости среднего класса? В определенной степени у правительства нет другого выбора, как урезать права среднего класса. В 2008 году финансовый кризис, который усугубляется бесполезными кейнсианскими государственными расходами, привел все европейские государства к краю банкротства. Только Соединенные Штаты могут бесконечно печатать собственную валюту и увеличивать свой долг.

Таким образом, у европейских государств нет другого выбора, как сократить свои расходы. Нацеливание на социальные пособия, которые представляют, в среднем, половину европейских государственных расходов ‑ это самый простой способ принести незамедлительное финансовое облегчение. Государство всеобщего благосостояния не исчезнет из Европы, но его нужно урезать ‑ и сосредоточиться на тех, кто действительно нуждается в помощи.

Если взять уровень безработицы в качестве конечного критерия, европейское государство всеобщего благосостояния обеспечило сеть безопасности среднему классу, но поставило 10% своих наиболее уязвимых слоев населения в постоянную зависимость от социального обеспечения. Шестьдесят пять лет после того, как лорд Беверидж доверил государству поддерживать нас под руку от колыбели до могилы, Кэмерон и Осборн попросили нас в некоторой степени самим держаться на своих ногах.

Ги Сорман — французский философ и экономист, автор книги «Экономика не лжет».

 

Copyright: Project Syndicate, 2010. Перевод с английского — Николай Жданович. Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе.

Статьи об экономике и финансах: