. Крис Паттен. Кто спасет нас?

СИДНЕЙ. Спасение 33 чилийских шахтеров из того места, которое по опасениям должно было стать их могилой, дало миру повод приободриться. Надежда, в конце концов, в двадцать первом веке не стала избыточной добродетелью. Но оглядываясь вокруг сегодня, не похоже, чтобы где-нибудь было много причин для оптимизма.

Мир взял крен на валютные войны, или даже на торговый протекционизм, грозя уничтожить рабочие места и экономический рост. Восстановление Америки из рецессии анемично и, в основном, не создает рабочих мест. Китай, тем временем, с валютными резервами в половину своего общего объема производства, с каменным лицом отрицает, что он намеренно манипулирует со стоимостью юаня. Таким образом, его активное сальдо торгового баланса продолжает расти за счет других стран.

Также в ближайшей перспективе не видно решения глобальной проблемы изменения климата. Несколько недель дождей в Австралии поощрили тех, кто считает, что глобальное потепление является гигантской мистификацией ООН или заговором ученых, или, возможно, людей с Марса.

Война в Афганистане уносит все больше жизней и денег в негостеприимную местность этой печальной земли, с небольшим непосредственным шансом на то, что все еще может закончиться достаточно успешно, чтобы Америка и ее союзники смогли уйти. В это время проблемы Пакистана гноятся по соседству.

В Палестине израильские колонии продолжают расти под руководством премьер-министра Биньямина Нетаньяху, который игнорирует усилия Вашингтона по поддержке мирного процесса. Европейцы продолжают смотреть внутрь себя, одержимые своими проблемами снижения конкурентоспособности и тем, как заплатить за права, которые они стали считать своими по праву.

Разрыв между богатыми и бедными растет, бедный Юг пытается обрести дом или работу в развитом Севере. Легальная и нелегальная миграция вызывает крайне правую враждебность в странах, которые обычно привыкли хвастаться своей приверженностью к гражданским свободам.

Итак, как говорил Ленин, что делать?

Мир, очевидно, нуждается в политическом руководстве самого высокого качества, чтобы оказать поддержку в трудную минуту. Нам необходимо мужество такого рода, которое было отличительной чертой Маргарет Тэтчер. Нам нужны экстраординарные способности Билла Клинтона, чтобы плести политические повествования, которые позволили избирателям соотнести свои собственные интересы с его целями.

Нам требуется понимание Гельмута Коля о необходимости выявления важных решений в политике, и мы должны правильно их понимать. Нам нужны лидеры с достаточным мастерством детального планирования, наподобие предыдущего премьер-министра Китая Чжу Жунцзи, которые могут не только рассказать нам, как они проведут нас от А до Я, но и на самом деле провести нас от А до Б.

Оглядываясь вокруг, нам кажется, что такие лидеры – это вымерший вид. Или, если они вообще существуют, они, по всей видимости, ограничиваются дисфункциональными политическими системами. Их способность действовать ограничена их политической обстановкой.

Наилучшим примером является президент США Барак Обама, с которым связывалось так много надежд ‑ возможно, слишком много для любого лидера. Обама унаследовал грязные и дорогие войны в Афганистане и Ираке, и экономику в кризисе. Его попытки возродить экономику неизбежно способствовали увеличению дефицита. Однако еще не материализовалось какое-либо восстановление рынка труда или жилья.

Теперь Обама терпит поражение в промежуточных выборах перед республиканцами, прошлая политика которых создала многие из этих проблем, тянущие его вниз сегодня. Они хотят меньше государственного управления, снижения налогов и меньшего дефицита, комбинации, которую, как им кажется можно достичь безболезненно. Подобная чушь высказывается некоторыми сумасбродными кандидатами, которые пользуются поддержкой Чайной партии, ссылаясь не на Безумного Шляпника из «Алисы в стране чудес», который был бы весьма кстати, а на бостонцев, которые восстали против введения колониальной Великобританией налогов в восемнадцатом веке.

Остальной мир нуждается в сильной, уверенной в себе и решительной Америке. Но политическая система Америки собирается создать баланс сил в Вашингтоне, который может привести к тупиковой ситуации и параличу.

Тем временем, в Европе многие наши проблемы иллюстрируются на примере того, что происходит во Франции, где попытки президента Николя Саркози признать демографическую и финансовую реальность посредством повышения пенсионного возраста с 60 до 62 лет, вызвало волну забастовок и бурные протесты рабочих и студентов. Разве нет чего-то глубоко удручающего в том, как 18-летние демонстранты показывают свою озабоченность пенсионным возрастом? Как же они приобретают такое государственническое и консервативное мышление?

Возможно, ответ заключается в Азии. Может быть, сингапурский стратег Кишоре Махбубани правильно писал о Западе и говорил нам, что будущее заключается в его собственном континенте?

Факты на этот счет неоднозначны. Индия является выдающейся демократией с экономически грамотным правительством и набором реальных экономических достижений. Но фиаско в преддверии Игр Содружества продемонстрировали некоторые проблемы Индии, такие как глубокая коррупция и неадекватная инфраструктура. Если бы эти проблемы были решены, то темпы роста в Индии опередили бы рост Китая.

А что с бумом в Поднебесной? На днях в Брюсселе премьер Госсовета Китая Вэнь Цзябао ругал европейских лидеров за их давление переоценить юань. Разве они не понимают, утверждал он, что это приведет к закрытию заводов и социальной турбулентности в Китае?

В других местах, конечно, такого рода потрясения имеют демократические предохранительные клапаны. Более чем странно утверждать, что остальной мир должен справляться со встроенным преимуществом экспортеров Китая, поскольку его авторитарная политическая система не может справиться с какими-либо изменениями. Неудивительно, что от выразительного премьера ожидают поддержки некоторых политических послаблений.

Кажется, что с Востока до Запада политики работают в манере, которую, выражаясь дипломатически, можно назвать субоптимальной. С другой стороны, может быть, нам повезло, что все не так плохо, как могло бы быть. Чилийские шахтеры выжили несмотря ни на что, поэтому, возможно, остальные из нас каким-то образом смогут выйти сухими из воды. Но хотелось бы знать, кто, собственно, отвечает за спасательную операцию?

Крис Паттен – последний британский губернатор Гонконга и бывший комиссар ЕС по иностранным делам. В настоящее время является ректором Оксфордского университета.

Copyright: Project Syndicate, 2010. Перевод с английского — Татьяна Грибова. Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе.

Статьи об экономике и финансах: