. Веселый малый Дени Дидро, или эротическая лактация в изобразительном искусстве

Неизвестный мастер. Нидерланды, нач. XVI в.

 

«Слева — сидящий на земле старик. У него — настороженный вид. Стоящая женщина с обнаженной грудью, наклонившись к старику, тоже оглядывается с опаской. Оба они смотрят на зарешеченное окошко темницы, из которой их могут увидать; действительно, в нем маячит фигура солдата. Женщина хочет кормить старика грудью, но тот не решается принять этот дар, испуганно отстраняясь левой рукой.

Женщина красива — её лицо выразительно, одежда изображена очень умело. Старик тоже красив, даже слишком; по-моему, он чересчур крепок, так упитан, словно у него уже есть пара коров; вовсе не видно, чтобы они испытывал какие-либо страдания, и если женщина не остережется, у нее в конце концов будет от него ребенок. Впрочем, эта картина приведет в восторг всех, кто считает, что художнику не надобен здравый смысл, и он может позабыть о том, как должно подействовать на заключенного долгое пребывание в темнице и неизбежность казни голодной смертью».

О чем речь идет? — недоуменно спросите вы.

Помпеи. Отцелюбие римлянки.

Помпеи. Отцелюбие римлянки.

— О картине художника Вьена «Отцелюбие римлянки», рецензию на которую написал критик Дидро, посетив Художественный парижский салон 1765 года. Классик мировой литературы и философии явно шутил, описывая полотно. Он вообще был веселый малый, этот Дидро, а тут и вовсе распоясался, когда вскользь заметил, что «у нее от него может быть ребенок». Потому что, согласно сюжету, ребенок уже есть.

Да, сюжет. Сначала о кормлении грудью. Женщина рожает ребенка. Потом кормит его своим молоком. Повседневность, которая вошла в историю искусств на примере Богоматери. Многочисленные иконы, картины, графические произведения иллюстрируют эту сцену во всех деталях и подробностях, символизируя образ матери как основы жизни. Но есть и другие сцены кормления. В античной мифологии богиня Юнона кормила грудью Геракла. Зачем уж это понадобилось, им, богам, не понятно, но люди тоже решили расширить тему. Римский писатель 1 в. н.э. Валерий Максимус записал две истории о том, как женщина кормила грудью: один раз — свою мать, в другой раз — отца. Милосердная римлянка — под таким условным именем вошла героиня-кормилица в историю литературы и искусства.

Ганс Себалд Бехам (1500 - 1550). Отцелюбие римлянки

Ганс Себалд Бехам (1500 — 1550). Отцелюбие римлянки

Сюжет по Валерию звучит так: римлянин Кимон был приговорен сенатом к голодной смерти. Его дочери Перо разрешили приходить в тюрьму каждый день ухаживать за ним: умывать, давать пить, менять солому… День за днем отец становился все слабее и слабее. Не в силах видеть пытку умирания, она решила поддержать его и дала ему грудь (дочь незадолго до этого родила и кормила грудью своего младенца). Тюремщики все это увидели и донесли в соответствующие инстанции. Перо вообще-то тоже грозила смертная казнь — кормление грудью отца приравнивалось к инцесту (она же в конце концов не богиня Юнона). Но любовь к отцу победила страх смерти. В общем, судьи совещались, думали и решили, что надо помиловать Кимона. Может, и грехи его были не такие великие, поэтому патриция Кимона не отправили на съедение зверям, не повесили, не отрубили ему голову. Другое дело, что посадили его вместе с супругой. И обоих родителей кормила дочь. Знаменитой стала только история про Кимона и Перо. Кимона выпустили из тюрьмы на свет божий. А Перо сделали предметом культа и основой сюжета «Отцелюбие римлянки». Чуть ли не впервые сцена эта запечатлена на фресках в Помпеях в 1 в. н. э.

Jean-Baptiste Deshays de Colleville. Кимон и Перо, 1671

Jean-Baptiste Deshays de Colleville. Кимон и Перо, 1671

А потом кого «милосердная» только не любила-кормила на полотнах живописцев разных времен и народов. Например, грешник-убийца Караваджо, скрываясь от правосудия и пытаясь, очевидно, замолить грехи, написал картину «Семь поступков милосердия». Самый главный акт милосердия — это кормящая грудью женщина. Кормит она сидящего в тюрьме мужчину. Милосердие — оно всегда милосердие. Даже если отношения к Перо не имеет.

Караваджо. Семь поступков милосердия

Караваджо. Семь поступков милосердия

Ну, и как водится, «милосердная история» стала размножаться и расходиться по свету. Что находили в ней художники? Если мы начнем утверждать, что их покорил патриотизм и милосердие Перо, то, наверно, не так уж будем и неправы. Но не будем и лукавить. Никакой другой сюжет не дает возможность изобразить сцену, как мужчина целует женскую грудь. И обращавшиеся к нему давали волю своим эротическим фантазиям, играя «во взрослые игры», что так тонко подметил забавник Дидро. Кто-то изображал свои эротические сны, прикрываясь историей с Лотом, кто-то мифологическими рассказами, ну, а многие, как, например,  Караваджо, Фрагонар или Рубенс выбрали для «легенды» историю про Кимона и Перо.

Рубенс. Кимон и Перо.

Рубенс. Кимон и Перо.

Чудесные взаимоотношения Кимона и Перо просто созданы для иллюстрации к медицинскому пособию по «правильной» и к тому же эротической лактации. Так сказать, наглядная история, чтобы не было застоя молока и грудь не болела. Стоит только взглянуть на гравюру немца Бехама, чтобы уже никаких сомнений в происходящем не было.

Ганс Себалд Бехам (1500 - 1550). Отцелюбие римлянки

Ганс Себалд Бехам (1500 — 1550). Отцелюбие римлянки

«Эротическая лактация (англ. erotic lactation) означает кормление грудью взрослого партнера исключительно на эротической основе. Способы и виды этой лактации называются в современном языке исключительно по-английски adult suckling, adult nursing или adult breastfeeding». Именно эту сцену и наблюдаем мы на произведении XVI в., как бы ее не называли современные врачи или психологи. Может, конечно, это входит в разряд понятий «молочный фетишизм» и лактофилия, но мы такому глубокому анализу художественные произведения подвергать не будем.

Во время кормления ребенка с женщиной происходят чудеса. Очень часто она испытывает невероятные сексуальные переживания. Процесс лактации из разряда физиологических плавно перетекает в процесс эротический, который может закончиться даже оргазмом. Пережив однажды такое с ребенком, кормящей женщине, разумеется, хочется перенести ощущения на отца этого ребенка или другого взрослого партнера.
Процесс лактации перепрыгивает назначенные ему рамки «кормления ребенка» и рассматривается в комплексе эротически-секусальных ощущений полов. То, что подобное явление весьма распространено, подтверждают разные научные исследования. Вполне серьезные издания (The Sunday Times, например) сообщают о том, что 23–33% всех мужчин пробовали на вкус женское молоко. И пробовали они его не потому, что были голодными, а исключительно из сексуально-эротических желаний. Многие из них делали это неоднократно, пока их партнерши кормили детей. В октябре 2007 года в Германии были опубликованы результаты опроса взрослого населения, как часто встречается эротическая лактация. Они ошеломляющи: из 8500 опрошенных 70% мужчин, 60% бисексуальных женщин готовы потреблять (или давать это сделать партнеру) женское молоко для достижения чувств, сходных с оргазмом, или оргазма.
Но вернемся в мир прекрасного: мир чудесной живописи, сказочной графики и великолепной скульптуры. Почти все виды изобразительного искусства отдали дань сюжету об «эротической лактации». Нам, к сожалению, не удалось найти оригинал той картины, о которой писал Дидро. Время замело следы и стерло контуры. Но осталось великолепное ее описание, из которого следует, что видел зритель на полотне и почему останавливался в ступоре во время осмотра  экспозиции Художественного салона.

Еще разные картины и картинки на эту тему:

Жан Баптист Гройце. Кимон и Перо.

Жан Баптист Гройце. Кимон и Перо.

Дирк ван Бабурен. Кимон и Перо.

Дирк ван Бабурен. Кимон и Перо.

Mammeloker. Gant

Mammeloker. Gant

Маттиус Мейфогель Циланд. Кимон и Перо, 1628

Маттиус Мейфогель Циланд. Кимон и Перо, 1628

Христоф Маухер. Кимон и Перо, 1690

Христоф Маухер. Кимон и Перо, 1690

Неизвестный мастер. Отцелюбие римлянк

Неизвестный мастер. Отцелюбие римлянк

Чарльз Меллин. Кимон и Перо.

Чарльз Меллин. Кимон и Перо.

Секс в культуре и искусстве на портале «Германия плюс»