. Каждый имеет право на книгу, или Ода начинающим литераторам!

Под таким названием мы уже публиковали статью на старую, как мир, тему. Этот мир – литературный – разделен на два лагеря. Они непримиримы. В наше время сплошного пацифизма существуют враги. Называются они – профессиональные литераторы и графоманы. Из лагеря последних (сразу скажем, редакция таких слов не знает!) в адрес первых доносится презрительное молчание. А первые иногда злобно шипят в адрес тех, кто не принадлежит их цеху.

Книги, выпущенные издательским домом Тертеряна

Книги, выпущенные издательским домом Тертеряна

Вопрос этот сложный. Вопрос этот вечный. Редакции тоже часто предъявляются претензии: «Как можно публиковать то, что вы публикуете?» И на встречный вопрос: «А почему вы не пишете для нас – мы будем охотно вас публиковать» доносится ответ – «Профессионалы без гонораров не работают». Все правильно. Любой труд должен оплачиваться. И тогда мы делаем простой вывод: есть категория людей, которые считают писательство работой. И, как любая работа, она должна оплачиваться. И есть люди, которые занятие это работой не считают, пишут, потому что не писать не могут, и готовы публиковать написанное на безгонорарной основе.

Хотим еще напомнить только значение слова «графоман» (пусть простят нас известные писатели за некоторые основы ликбеза, которые мы сейчас преподадим). Оно на самом деле происходит от греческого слова «γραφο» — писать, чертить, изображать и греч. «μανία» — страсть, безумие, влечение. То есть означает пристрастие писать. Между прочим, фраза «ни дня без строчки», описывающая типичное «графоманское» состояние, уходит корнями в латынь — Nulla dies sine linea — и приписывается римскому историку и писателю Плинию Старшему. Тот в своей «Естественной истории» сообщает, что у художника Апеллеса (IV в. до н. э.), придворного живописца Александра Македонского, было правилом не пропускать ни одного дня, чтобы не сделать хотя бы одного  мазка или штриха на картине. В русскоязычной словесности выражение приобрело особую популярность после выхода в свет (1961) книги прозаических миниатюр Юрия Олеши «Ни дня без строчки». Западное литературоведение в качестве типичного примера графомании называет… Виктора Гюго. Тем самым мы, кажется, выяснили, что графоман – не такое уж и плохое слово. И если развивать мысль дальше, то получается, что графоман – просто трудоголик, оттачивающий свое мастерство. Помните историю, рассказанную Павлом Антокольским? Его жена, Зоя Баженова, впервые услышав стихи раннего Заболоцкого, воскликнула:

— Да это же капитан Лебядкин!

Реакция Заболоцкого была неожиданна. Он добродушно усмехнулся и сказал:

— Я тоже думал об этом. Но то, что я пишу, не пародия, это мое зрение…

И процитировал стихи, написанные героем Достоевского:

Жил на свете таракан,

Таракан от детства,

И потом попал в стакан,

Полный мухоедства…

То, что вначале воспринимается как игровая (или искренняя) графомания, часто обещает новое зрение. Однако  Хвостов (знаменитый графоман первой половины XIX века) редко оказывался Державиным, а Лебядкин — Заболоцким. Но, как говорится, тенденция есть. Поэтому наша задача – примирить два непримиримых лагеря. Выяснить, что  между ними нет на самом деле никакой  демаркационной линии. Есть просто литература. И онат либо хорошая, либо плохая.

Тут я предвижу бунт в рядах профессионалов и «чайников».

— А что такое хорошая литература? Где критерии? Да вы понимаете в стихах, как свинья в апельсинах!

И такое высказывание можно услышать от литераторов, в чей адрес кто-то посмел сказать, что эти стихи близко «не лежали — не стояли» с Пастернаком или Набоковым, с которыми отождествляют себя их авторы)!

Похоже, что в литературе происходят те же самые процессы, что и в изобразительном искусстве. Исчезают критерии. И если в живописи еще можно опереться на фактор «Я повешу у себя это дома», то в литературе, наверно, остается только полагаться на мнение некоторых критиков да собственный вкус: «Могу ли я не уснуть с этой книжкой?»

Вот все так просто. Как нам кажется. Как не понятна логика раздачи Нобелевских премий в области литературы (кажется, что выше критерия нет и быть не может), так абсолютно не ясны параметры оценки хорошей и плохой литературы и уж тем более разделения ее на настоящую и графоманскую. Уж лучше делить  на профессиональную и дилетантскую.

Но начала я свое горячее выступление с фразы «Каждый имеет право на книгу» и, признаюсь (если вы дочитали до этого места), еще ни разу ее никаким образом не осветила. А очень хочу это сделать.

То есть все, что написано выше в защиту людей, которые не могут не писать, относится и к тому, что они имеют право это опубликовать. А поколения позже пускай рассуждают о том, что это… И если книжка, которую издаст автор, доживет до третьего поколения и найдет там своих читателей, то вот он – критерий настоящей литературы. Но для начала книжку эту надо издать. Чем, собственно, мы и занимаемся.

Помимо газеты, которую вы сейчас читаете, издательский дом Тертеряна специализируется на издании книг. Хороших книг. Мы ответственно заявляем, что все, что касается дизайна, верстки, оформления – на высоком и очень высоком европейском уровне. Много слов – много шума. Рекомендую  зайти на нашу интернет-страницу и посмотреть там образцы. И лучше один раз увидеть сделанную нами книгу, чем… верстать ее самому дома на своем стареньком компьютере, считая себя дизайнером обложек (прирожденным талантом, конечно!), вымучивать «красоту», не справляясь с техническими требованиями типографии по цвету и разрешению картинок.

Как редактор газеты, я получаю в подарок много книг. Чаще всего – они «самопальные». Из серии «Сделай себя себе сам». И если критериев оценки качества текстов нет (мое мнение!), то в «делании» книг есть законы и правила. Они прописаны вот уже как много десятков лет. Но эти правила надо знать. Германия – страна специалистов. Мастер по кафелю не возьмется за укладку паркета, а дизайнер интерьеров не станет заниматься дизайном веб-страниц.

Наш издательский дом – специалист по печатной продукции. И это – наш повседневный насущный хлеб. Мы сделаем любую книгу – от самой простой до художественного альбома, гарантируя вам качество.

У нынешних литераторов есть много возможностей делания книги. Одна – это просто позвонить в редакцию по тел. 089/500 94 812 и расспросить нас, как выглядит процесс издания книги.

Мы расскажем, сколько будет стоить только печать книги, сколько верстка, а сколько корректура и редактура.

Немного о корректуре и редактуре. Вот это тот критерий, по которому отличаются профессиональные писатели от начинающих литераторов. Любому профессионалу ясно, что без грамотного корректора и редактора ему не обойтись. Любой начинающий писатель будет бить себя в грудь и утверждать, что он абсолютно грамотен и не нуждается в „каких-то“ корректорах. Тут уже рассудит жизнь. Современные издательства выпустят в свет книгу и без корректорских правок (корректура — это работа, а работа должна оплачиваться). Но автор потом, держа ее в руках,  будет изумляться: «Как же я мог так ошибиться?» Мнение издательства всегда одно — корректор и редактор абсолютно необходимы любому пишущему. Итак, с корректором или без оного — в конце концов, возможно, кто-то всерьез воспримет слова о том, что без грамматической ошибки речь вообще скучна —  но право на издание своего детища имеет каждый автор. А мы, со своей стороны, сделаем все,  чтобы она нашла своих читателей и почитателей.

Профессиональные писатели! Графоманы! Звоните! Пишите! Мы ждем вас!

Звоните, спрашивайте, заказывайте ваш индивидуальный подарок под елку. Рождество, Ханука, Новый год уже совсем скоро!
+49/89/500 94 812

Другие издательские новости: