. Любовные позиции позднего Возрождения

Гуляя по экспозиции Венского художественно-исторического музея, одного из лучших музеев Европы, буквально остолбенела. На меня смотрела (неправильное это слово здесь!), себя показывала размером в три раза больше натуральной мужская задница. Из-под нее выглядывала женская голова.

Корнелис. Избиение младенцев. 1590. Венский художественно-исторический музей.

Корнелис. Избиение младенцев. 1590. Венский художественно-исторический музей.

Сюжет «Избиение младенцев» классичен, насколько классичен Новый Завет в его версии от Матфея. Согласно евангельскому рассказу, волхвы, пришедшие поклониться новорожденному Иисусу, не выполнили просьбу иудейского царя Ирода Великого и не сообщили ему местонахождение младенца. «Тогда Ирод, увидев себя осмеянным волхвами, весьма разгневался, и послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже, по времени, которое выведал от волхвов». Вот, собственно, и все.

Об избиении младенцев повествуют еще апокрифические «Протоевангелие Иакова» и «Евангелие Псевдо-Матфея».
В них есть описание того, как «Елизавета, услышав, что ищут Иоанна (сына её), взяла его и пошла на гору. И искала места, где спрятать его, но не нашла. И воскликнула громким голосом, говоря: гора Бога, впусти мать с сыном, и гора раскрылась и впустила её. И свет светил им, и ангел Господен был вместе с ними, охраняя их».
Картина голландского художника Корнелиса Гарлемского, одного из основателей художественной академии в Гарлеме, иллюстрирует сюжет об убийстве младенцев, которых матери не успели спрятать.
Тут-то и начинают закручиваться клубки истории, хотя здесь же  появляются ниточки, потянув за которые, можно понять и интерпретировать картину.
Любому «не избитому» ребенку ясно, что меньше всего речь здесь идет об иллюстрации евангельского сюжета. Трудно представить себе «сотрудников» воинства Ирода, бегавших по Вифлеему обнаженными с ленточкой на причинном месте, чудесным образом прикрывающей срамное место. Не менее странно, что и матери, застигнутые солдатами, так нарочито хорошо подготовлены к  убийству своих детей. Туники они приспустили, в позу манерную встали, глазки к небу закатили. И вообще изображают экстаз св. Магдалины или Данаю, ожидающую Зевса в виде золотого дождя.
Корнелис. Святое семейство

Корнелис. Святое семейство

Вот тут потянем за первую ниточку. Академию художеств в Гарлеме Корнелис организовал вместе  с Карелем фон Мандером.
Никола Ластман. Портрет Кареля фон Мандера.

Никола Ластман. Портрет Кареля фон Мандера.

Интересная была личность. Достойная больших монографий и серьезных исследований. В историю вошел  в том числе один факт его биографии. Но какой! Карель фон Мандер написал «Книгу о художниках». В ней, как полагается, были главы о Дюрере и Гольбейне, многих немецких художниках-современниках и живших чуточку раньше. Но самое интересное в этой книжке было то, что третья ее часть была посвящена… Овидию. Его «Метамор­фозам». Почему в книге о художниках к нам является Овидий?

Здесь мы начинаем тянуть другие ниточки, показывающие, как все тесно сплелось в этом, казалось бы, разрозненном и отдаленном друг от друга мире.
Веком раньше почти жил художник Рафаэль. Кто не знает или не слышал об этом титане Возрождения!? У него был талантливый ученик Джулио Романо, которому, как и учителю Рафаэлю, дали заказ расписать стены Ватиканского дворца.  Но когда ему не заплатили за работу, он вместо заказанных ему фресок стал рисовать на стенках святого дворца  эротические композиции (Романо тоже был человеком, и ничто человеческое ему было не чуждо). Их как-то набралось в сюиту, в серию из 20 штук. И им даже было дано название «Любовные позиции», которые выгравировал Маркантонио Раймонди.
Маркантонио Раймонди. Якобы одна из сохранившихся гравюр

Маркантонио Раймонди. Якобы одна из сохранившихся гравюр

Похабник Пьетро Аретино, которого серьезные ученые считают гуманистом и основателем художественной критики, написал к каждой композиции сонет (впервые на русский они переведены в начале XXI века в сильно смягченной и приглаженной форме). А другой ученик Рафаэля Бавьера издал книжку с этими позициями. В общем, все сложилось. И если бы дело не происходило в Папской резиденции в Риме, у книжки был бы не только моральный, но и финансовый успех. А так гравера посадили в тюрьму, Романо умчался в Мантую, а книжка была уничтожена.
Вазари пишет:
Джулио Романо поручил Маркантонио вырезать по его рисункам на двадцати листах все возможные способы, положения и позы, в каких развратные мужчины спят с женщинами, и, что хуже всего, мессер Пьетро Аретино написал для каждого способа неприличный сонет, так что я уж и не знаю, что было противнее: вид ли рисунков Джулио для глаза или слова Аретино для слуха. Произведение это было строго осуждено папой Климентом, и, если бы, когда оно было опубликовано, Джулио уже не уехал в Мантую, он заслужил бы суровое наказание от разгневанного папы. (…) А так как некоторые из этих рисунков были найдены в местах, где это меньше всего можно было ожидать, они не только были запрещены, но и сам Маркантонио был схвачен и заключён в тюрьму, и плохо бы ему пришлось, если бы кардинал Медичи  его не выручил. (…) да и в самом деле не следовало бы, как это, однако, часто делается, злоупотреблять божьим даром на позор всему миру в делах омерзительных во всех отношениях.
Как говорится, все было найдено, упорядочено и растаможено, только осадок остался. Осадок в виде огромной популярности композиций. По простому элементарному принципу «интересно все, что запрещено» эти «любовные» композиции начали плодиться как грибы. Так что не было художника, который бы не отдал дань теме. Но как ее отдавать? Если просто назвать картину «Куртизанка Магдалина принимает в своих покоях папу Александра VI (известного  организацией спектаклей c «красивыми куртизанками и лакеями крепкого телосложения»), это вызовет скандал. Это будет шум на весь Папский дворец и немного дальше. А вот если назвать полотно «Психея и сатир», то все всем будет понятно. Потому что речь не идет о конкретных персонажах, а лишь об изображении античных богов и богинь, которые, ясное дело, бегали обнаженными, и занимались войнами,  охотой и любовью. И здесь, конечно, подняли наверх всех античных авторов, и особенно Овидия с его «метаморфозами». А уж там описаний сцен по сути эротических, переходящих в порнографические — воз и маленькая тележка. Идея родилась в Риме (или около него), а тенденция пошла в народ. И дошла до Голландии. До Кареля фон Мандера, напряженно писавшего третью  часть своего первого искусствоведческого труда на территории Европы севернее Альп.  А друг и соратник по Академии Корнелис с удовольствием читал эту книжку. И хорошо изучил тексты Овидия, и великолепно обращался с мифологией. Да вот незадача. Заказы поступали все на христианские, евангельские темы.
Поскольку время примерно одно, то почему не проинтерпретировать и христианские сюжеты в духе Овидия? Кто написал прототип Крещения? Кто сказал, что в каноническом изображении только два персонажа обнажены: Христос и Иоанн Креститель? И в «Крещении» по Корнелису (Лувр) сама сцена в Иордане уходит на второй (скорее, на 3 или четвертый) план, а на первом появляются персонажи, на которые современный зритель изумленно таращит глаза. И попробуйте нам рассказать, что это не пикник на обочине, когда закончилось все спиртное.
Корнелис. Крещение. Лувр

Корнелис. Крещение. Лувр

Так вернемся к нашей картине «Избиения младенцев».
Если придерживаться логики, изложенной выше, то наше «Избиение», также, как и «Крещение» — это просто желание Корнелиса запечатлеть обнаженные тела. Но не просто обнаженные, а в духе Овидиевских метаморфоз и известных ему «Любовных позиций» Раймонди.
Аннибале Караччи. По мотивам серии Раймонди.

Аннибале Караччи. По мотивам серии Раймонди.

Можно смело утверждать, что только в этой своей интерпретации он пошел намного дальше. В 20 гравюрах Раймонди нет позиции «69». И в сонетах Аретино она тоже отсутствует. Будем считать композицию Венского музея вкладом Корнелиса в дело создания европейской живописной «камасутры» конца XVI века. Или у вас другое мнение?

Художественная Европа (www.germaniaplus.de) auf einer größeren Karte anzeigen

Секс в культуре и искусстве на портале «Германия плюс»