. Ма Цзянь. По стопам Ганди, Манделы и Гавела

ЛОНДОН. Лю Сяобо, заключенный китайский писатель и борец за права человека, получит Нобелевскую премию 10 декабря 2010 года. Однако, в первый раз в истории ни сам лауреат, ни его близкие родственники не будут присутствовать в Осло, чтобы принять награду.

Правительство Китая изолировало жену Лю, известного фотографа Лю Сяо, от участия в церемонии, держа ее фактически под домашним арестом в Пекине. Оно запугало другие страны, чтобы они бойкотировали церемонию награждения.

Неудивительно, что премьер-министр России Владимир Путин был одним из первых, кто низко поклонился диктату Китая. Что еще более зловеще, так это то, что некоторое время казалось, что сам норвежский Нобелевский комитет, возможно, тоже кланяется Пекину. Но, в конце концов, он решил все же присудить эту премию. Это единственное решение: премия за моральную храбрость не должна быть скомпрометирована теми, кто ее предлагает.

Когда Лю узнал, что его наградили Нобелевской премией мира за этот год, его первой реакцией была фраза: “Эта премия предназначается жертвам бойни на площади Тяньаньмэнь”.

Эта простая фраза описывает мирное 20-летнее сопротивление Лю китайскому правительству, которое началось с голодной забастовки на площади Тяньаньмэнь. В течение последующих двух десятилетий он был в тюрьме несколько раз, его держали под домашним арестом, когда он не находился в тюрьме. Несмотря на постоянное преследование, Лю продолжал писать и обращаться с петициями к правительству от имени народа Китая. Подобно величайшим мирным борцам за свободу нынешнего времени – Махатме Ганди, Мартину Лютеру Кингу, Нельсону Манделе и Вацлаву Гавелу – он пожертвовал своей собственной свободой, чтобы сказать о том, что людям ее не хватает.

Сегодня многие люди и страны демонстрируют свою поддержку решению Комитета Нобелевской премии мира наградить премией Лю. Более того, Гавел и предыдущий лауреат, Десмонт Туту, были последовательными адвокатами присуждения ему премии. Но поддержав достижения Лю, представив их на церемонии в Осло, мировым лидерам нужно вступить в борьбу с реакцией китайского правительства.

Хотя большая часть мира признает, что существует экономическая конкуренция с Китаем, эта же часть мира часто не видит, что существует также и конкуренция моральная. Коммунистическая партия Китая обычно правила беспомощной страной. Но став намного богаче за последние три десятилетия, Китай сейчас предлагает миру свою собственную модель развития – и более того, модель цивилизации.

Эта модель, которую некоторые окрестили “пекинский консенсус”, вполне очевидна: не существует моральных стандартов, только материальные. Может быть сделано так, что права человека и свобода исчезнут не только с интернет-сайтов, но и из реальности.

Хотя сейчас более состоятельные в материальном плане, чем они когда-либо были, китайцы под нынешним режимом лишены какой-либо возможности сохранить и укрепить свое собственное достоинство кроме как в приобретении богатства и поисках роскошных товаров. Премия Лю является упреком режиму, потому что она опровергает догму, что ничто, кроме преследования экономических интересов, не имеет значения.

Правители Китая знают, что в системе, в которой отсутствует справедливость, попытки Лю призывать к более высокой морали требуют всего лишь моральной смелости. Режим попытался отделить политиков от экономистов, но Лю показал, что это невозможно. Любой китаец может стать Лю Сяобо, если он решит досконально разобраться во лжи “материализма-ленинизма” этого режима.

Но даже здесь существует парадокс для режима. Так как неизбежно то, что обычные мужчины и женщины, которые построили современный Китай, потребуют жить в свободе, соответствующей их материальным достижениям.

Итак, цивилизованный Китай пробуждается, как однажды пробудилась цивилизованная Восточная Европа, в сердцах и умах узников совести, людей, подобных Лю Сяобо. Гавел, который вдохновил Лю и многих других, кто стремится к свободе, написал открытое письмо китайскому президенту Ху Цзиньтао после последнего заключения Лю. В нем он сказал: “Приговор, вынесенный Лю, в конечном итоге приведет к последствиям, за которые вы должны понести свою собственную политическую ответственность”.

Как и чехословацкое коммунистическое правительство однажды заключило в тюрьму Гавела за то, что он осмелился мечтать о гражданском обществе и настоящей конституционной свободе для своей страны, так и китайское правительство заключило в тюрьму Лю за подобную попытку, за призыв Хартии 08, эталоном для которой послужила Хартия 77 Чехословакии.

Гавел, в конечном итоге, увидел триумф своих идей во время “вельветовой” революции в 1989 году. Лю Сяобо демонстрирует заново неодолимую мощь бессильных. Присуждение ему Нобелевской премии мира усиливает надежду у нас всех, всех, кто думает  о действительно свободном и цивилизованном Китае. И мы также можем мечтать о том, что в декабре будущего года Нобелевский комитет, наконец, признает право Гавела на получение премии, чье значение он, несомненно, символизирует.

Ма Цзянь – китайский диссидент и романист, получил Афинскую премию по литературе 2010 года за свой роман «Пекинская кома».

 

Копирайт: Project Syndicate. Перевод с английского — Николай Жданович. Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе. Verlag Terterian — Medien auf Russisch in Deutschland und Europa. Werbung in russischen Zeitungen, Reiseführern, Stadtplänen, Internetportalen und anderen Medienprodukten.

Последние публикации рубрики «Новости и политика»: