. Незнакомый Нессельроде

2/14 декабря 1780 года фрейлине гессенского двора Елизавете Нессельроде (урожд. Гонтар) выпал жребий рожать на пассажирском паруснике, плывшем в Лиссабон, куда граф Вильгельм Нессельроде, направлялся для представления и защиты политических интересов России. Роженица была не молода, и холодной декабрьской ночью молодому врачу судна пришлось в сложной обстановке извлекать на свет Божий будущего канцлера России Карла Васильевича Нессельроде.

Карл Нессельроде. Неизв. худ.

Карл Нессельроде. Неизв. худ.

Ребёнок родился хилым невзрачным и таким Циннобером остался на всю жизнь. Раскроем полнее историю, предшествующую упомянутому событию. Дело в том, что граф Вильгельм не приходился Карлу биологическим отцом, а был его усыновителем. До брака с Елизаветой граф, обедневший аристократ, не состоял на русской службе, мыкался по дворам Европы, предлагая разным монархам свои услуги. Ему довелось служить и в австрийской армии, и Риме, в провинциях Франции и Пруссии. Фридрих Великий пожаловал графу ключ камергера. В Берлине соискатель должности познакомился с неким Орловым, который отрекомендовал его Екатерине. Императрица изъявила согласие на принятие графа в камергеры российского двора и направила посланником сначала в Португалию, потом в Берлин.

Во Франкфурте Вильгельм Нессельроде познакомился с семьёй банкира Якоба Гонтаря (1702–66), успешно торговавшего английскими шерстяными товарами. Так приключилось, что австрийский посланник барон Адам Лебцельтерн, любовник его дочери, 34-летней Елизаветы, как-то раз был неосторожен… Барона Адама, женатого папашу 6-летнего Людвига, немедленно отозвали. Отец барона трудился на медицинском поприще при дворе короля Карла VI.
Людвиг Лебцельтерн станет австрийским дипломатом, и длительное время будет служить в России. Желая скрыть неприятность и устроить жизнь дочери, банкир Гонтар давал за ней солидное приданное. Ни беременность фрейлины, ни 18-летняя разница в возрасте не стали помехой для заключения брака 52-летнего графа Вильгельма с уже неюной невестой. В своих «Воспоминаниях» Карл Васильевич всегда называл старшего Нессельроде своим отцом: «Прожив долгое время среди энциклопедистов и философов XVIII века, он сделался менее исключительным в деле веротерпимости и поэтому согласился на желание моей матери окрестить и воспитать меня по обрядам той веры, которую она исповедовала. Моё крещение совершилось в домашней церкви английского посольства; я принял англиканское вероисповедание. <…> Едва мне минуло шесть лет, как я остался без матери. Несчастье это так глубоко поразило отца, что сделало ненавистным его пребывание в Лиссабоне».
В 1787 году Екатерина отпустила графа в отставку. «Достигнув 16-летнего возраста, я был отправлен отцом в Петербург для начатия службы. Меня назначила в Балтийский флот». Карл, рождённый на корабле, был записан мичманом на военное судно. Но военная карьера нестатного близорукого юноши не сложилась… Многие годы Карла Васильевича одолевал комплекс, присущий невысоким людям, стремящимся к карьерному возвышению. За большими очками скрывались ум и настороженность. Его улыбчивое лицо выражало показную доброжелательность, он старался слушать собеседника, знал, что производит неблагоприятное впечатление, питал неприязнь к одаренным людям. В кабинете не расхаживал. Принимая гостей, предпочитал сидеть в кресле, пряча свой маленький рост. Его речь была изысканно-светской. Говорил негромко и неторопливо, слыл большим гурманом, имел хорошего повара, да и сам упражнялся в составлении разнообразных блюд.
Послушный царедворец Нессельроде, недруг Пушкина, Грибоедова, Тютчева, любил вкусно поесть, следовал завету Тайлерана: «Лучший помощник дипломата — это его повар». Кулинарные анналы русской кухни хранят рецепты, названных в честь Нессельроде: суп из репы Нессельроде, суфле из бекасов Нессельроде. Знаменитый пудинг Нессельроде стал хитом мировой гастрономии.
Карлу Васильевичу предстояло найти женщину, которая бы его полюбила. Такая разыскалась: ею оказалась 26-летняя графиня Мария Дмитриевна Гурьева (1786-1849), дочь министра финансов Д.А. Гурьева. На Новый 1812 год с благословения тёток матери, во Франкфурте на Майне, состоялось бракосочетание графа Карла и графини Марии. А.Х. Бенкендорф злословил: «Нессельроде и девица Гурьева — вот подходящая пара: плоть и кости — все необходимое для того, чтобы иметь детей; у мужа достаточно одного, а у жены в избытке другого».
Графиня, отныне теневой «министр иностранных дел», стала в центре интриг и сплетен двора, возглавила антипушкинскую партию. В семье Нессельроде родились трое детей: Елена (1813–1877), Дмитрий (1816–1891), Мария (1820–?). Старшая дочь вышла замуж за графа М. И. Хрептовича, младшая — за саксонского дипломата Лео Зеебаха. Внешнее сходство Марии Зеебах с отцом было предметом едких эпиграмм, приписываемых другу Пушкина, С. А. Соболевскому:
Лев Павлович Зеебах,
Женившись на уроде,
Живёт себе на хлебах
У графа Нессельроде.
Зеебахи через дочь породнились с родом графов Лерхенфельдов, к которому относилась и баронесса Амалия Крюденер, романтическая любовь Ф.И. Тютчева в Мюнхене. В 1850 году Тютчев, взбешённый бездарной политикой Нессельроде, адресует ему памфлет: «Нет, карлик мой! трус беспримерный!..»
Аркадий Полонский, по материалам книги «Код Екклесиаста».

Другие «звездные» биографии: