. Санджив Саньял. Кризис элиты в Индии

НЬЮ-ДЕЛИ. Удивительно, что страной с населением 1,2 миллиарда, такой как Индия, управляет такая небольшая группа людей, являющихся элитой общества. Они управляют всем, от правительства и крупных компаний до спортивных организаций. Однако серия скандалов, причем в некоторых были вовлечены суммы на миллиарды долларов, серьезно подорвала репутацию элиты в глазах индийской общественности.

Практически ко всем находящимся у власти и приближенным к власти в Индии людям, включая известных журналистов печатных изданий и тележурналистов, в настоящее время относятся с подозрением. Это происходит в то время, когда экономический рост подталкивает мобильная молодежь, становящаяся городским средним классом. Новый средний класс уже больше не скован влиянием попечительских систем деревни, но, в тоже время, он более не испытывает наслаждения от «теплых» отношений, связывающих «старый» средний класс с элитой. Может ли этот кризис элиты привести к возникновению в Индии ситуации, аналогичной той, что привела к событиям на площади Тяньаньмынь?

Положение элиты страны, за исключением стран с тоталитарными режимами, зависит от степени благорасположения к ней общественности, которая в основном вытекает из надежды, что элита по большей части «честна и справедлива» в своих действиях. После серии недавних скандалов средний индиец утратил эту веру.

Конечно, сомнения в отношении элиты в Индии не являются чем-то уникальным. Практически все страны, переживающие переход от равновесия, существовавшего до стремительного развития промышленности, основанного на покровительстве, к равновесию, основанному на современных институтах и равенстве всех перед законом, сталкиваются с такими кризисами легитимности.

Например, до начала девятнадцатого века британские политики были очень сильно коррумпированы. Старая аристократия не только занимала доминирующее положение в Палате лордов, но также использовала свое влияние для выборов в палату общин родственников, друзей, а также семейных адвокатов, пользуясь основной институциональной слабостью ‑ существованием «гнилых местечек», которые можно было продавать и покупать.

Говорили, что один только герцог Ньюкасла контролировал семь таких местечек, от каждого из которых было по два представителя. В то же время, крупные и густонаселенные промышленные города, такие как Бирмингем и Манчестер, практически не были представлены. В 1819 году толпа из 60 000 человек собралась в Манчестере с требованием реформ, но была разогнана кавалерией. Пятнадцать человек было убито и значительно большее количество ранено в ходе события, известного как манчестерская бойня (или бойня при Петерлоо).

Поскольку была свежа память о жестокой Французской революции, британская элита хоть и неохотно, но согласилась с реформами, связанными с демократизацией. В конечном итоге, Закон о парламентской реформе 1832 года упразднил «гнилые» местечки и передал право для голосования «новому» среднему классу (рабочий класс и женщины должны были подождать своей очереди).

США также пришлось пройти через период индустриализации баронами-разбойниками в 1870-е и 1880-е годы. Жадность и коррупция данной эры была в 1873 году высмеяна Марком Твеном и Чарльзом Дэдли Уорнером в книге «Позолоченный век: повесть наших дней». Этот период завершился депрессией 1893-96 годов, за которой последовали основные политические реформы «Прогрессивной эры».

Для Великобритании и США изменение природы управляющей элиты было относительно безболезненным. В то же время существует множество примеров, когда такое изменение было внезапным и жестоким, например Французская революция и революция в России. В Германии старая прусская элита управляла индустриализацией страны в конце девятнадцатого века, но ее положение было дискредитировано поражением  в первой мировой войне. Затем образовавшийся вакуум заполнил нацизм, и новое равновесие было установлено только после второй мировой войны.

Аналогичные переходы наблюдались и в Азии. В Японии была два таких перехода: Реставрация Мейдзи 1868 года и период после второй мировой войны. Генералы управляли Южной Кореей до тех пор, пока широкомасштабные студенческие протесты не привели к демократическому переходу в 1987 году (в последующие годы большое количество высших руководителей компаний предстали перед судом). Переход в Индонезии прошел совсем недавно, в 1998 году.

Когда Китай столкнулся с такой ситуацией во время событий на площади Тяньаньмынь в 1989 году, коммунистическое государство подавило выступления студентов «железным кулаком», но с тех пор продолжает целенаправленно двигаться в сторону экономического роста. Коррупция остается основной проблемой, но власти принимают меры для наказания наиболее крупномасштабных случаев самым наглядным способом. Тем не менее, как показали недавние разногласия по поводу Нобелевской премии мира, правительство нервничает при возникновении разногласий, которые ставят под сомнение законность действий правящей элиты.

Даже скорректированная с учетом покупательской способности, численность существующего среднего класса в Индии, возможно, составит на сегодняшний день не более 70 миллионов (намного меньше, чем предполагалось). Однако в течение только что начавшегося десятилетия созданный сегодня средний класс будет поглощен «новичками», прокладывающими себе путь из трущоб, небольших городков и деревень.

Их можно увидеть повсеместно. Они изучают английский язык в «учебных центрах с репетиторами», анонимно работают в новых торговых центрах и информационно-справочных службах или внезапно становятся знаменитыми звездами спорта. Никогда раньше Индия не испытывала такого социального движения. До сих пор эта новая группа была слишком занята продвижением по карьерной лестнице и получением доходов, и ей было недосуг выражать свое негодование относительно невоздержанности элиты. В то же время, среди ее членов чувствуется нарастающее недовольство.

Невозможно предсказать, когда и в какой форме произойдет переход. Учитывая демократические традиции Индии, скорее всего он произойдет мирным путем. Одним из возможных вариантов развития событий может быть последовательный переход: сначала в одной провинции, затем в другой. Первым примером такого перехода может служить еще недавно плохо управляемый штат Бихар.

В то же время возможен также и непредсказуемый переход, когда новый политический лидер или движение внезапно завладеют общественным созданием и «сметут» старую систему. Как показывает опыт нацистской Германии и других стран, такие движения не всегда приводят к благополучным результатам.

Возможно, существующая в Индии элита научится на уроках истории, проведет «чистку» свои рядов и «раскроется» навстречу новым талантам. Дано распоряжение о проведении большого количества расследований недавних коррупционных скандалов. В течение этого года индийцы узнают, насколько серьезными являются предпринятые усилия, а также приведут ли они к реформам или к еще большему углублению кризиса.

Санджив Саньял – писатель, автор книги «Индийский ренессанс: подъем Индии после тысячелетия упадка».

 

Копирайт: Project Syndicate. Перевод с английского — Николай Жданович. Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе. Verlag Terterian — Medien auf Russisch in Deutschland und Europa. Werbung in russischen Zeitungen, Reiseführern, Stadtplänen, Internetportalen und anderen Medienprodukten.

Последние публикации рубрики «Новости и политика»: