. Джордж Сорос. Диалог глухих между США и Китаем

НЬЮ-ЙОРК. Намеченный на 19 января визит в США президента Китая Ху Цзиньтао должен состояться в тот момент, когда экономический конфликт между США и Китаем стал одним из наиболее тревожных глобальных событий. На протяжении всего прошлого года США давили на Китай с ревальвацией юаня, а Китай обвинял политику «количественного послабления» ФРС США, что создавало беспорядок на валютном рынке. Стороны не слышали друг друга, хотя обе стороны приводили убедительные доводы.

Глобальные дисбалансы, которые были в корне краха 2008 года, не были устранены – в действительности, некоторые из них только увеличились. США по-прежнему потребляют больше, чем производят, поддерживая хронический дефицит торгового баланса. Потребление остается слишком высоким, составляя почти 70% ВВП, по сравнению с неустойчиво низкими 35,6% ВВП в Китае. Домашние хозяйства имеют чрезмерную задолженность и должны делать больше накоплений.

Экономика США нуждается в более высокой производительности, но американские корпорации, которые работают очень прибыльно, накапливают наличные, вместо того чтобы их инвестировать, и количественное послабление предназначено для ограничения дефляции.

В Китае наоборот, нужно сдерживать банковское кредитование, однако регулятивным усилиям мешает внебалансовое финансирование и развитие неформального квази-банковского сектора. Экономика демонстрирует признаки перегрева.

Эти дисбалансы можно было бы уменьшить, если бы США использовали больше фискальные, а не монетарные стимулы, а Китай бы позволил юаню повыситься в цене регулируемым образом. Но внутренние политики в обеих странах мешают этому.

В США республиканцы, которые выиграли промежуточные выборы, были полны решимости продолжать сокращать налоги таким же образом, как это начал Буш. Это оставляет мало места для фискальных стимулов, хотя налоговые скидки, скорее всего, будут служить для накоплений, а не инвестиций. Поэтому ФРС приходилось прибегать к количественному послаблению, хотя это и способствует стимулированию пузырей активов, а не продуктивных инвестиций.

Китай интерпретирует количественное послабление, как заговор с целью девальвировать доллар и заставить переоценить юань. США, в свою очередь, не могут понять, почему Китай так сопротивляется увеличению стоимости юаня, когда это могло бы помочь ослабить инфляционное давление.

Поддержка двухуровневой валютной системы и валюты с заниженным курсом составляла основу успеха Китая. Это обеспечивает гораздо более эффективный способ отрезания значительной части платежей за китайский экспорт, чем налогообложение, и приводит к накоплению валютных резервов, которые центральное правительство может использовать по своему усмотрению. Это сделало центральное правительство очень сильным благодаря тому, что привлекло лучшие умы ему на службу.

Китай предпочел бы улучшить торговый баланс посредством удаления торговых барьеров, а не корректировкой своей курсовой политики, поскольку он не хочет оказывать дополнительное давление на свою экспортную промышленность и стремится получить доступ к американским технологиям.

США поддерживают ограничения на экспорт высоких технологий в Китай, вследствие несоблюдения последним прав интеллектуальной собственности. США предпочитают увидеть более дорогой китайский импорт, чтобы помочь облегчить дефляционное давление; это также устранило бы необходимость количественного послабления, удаляя причину для жалоб со стороны Китая.

На сегодняшний день каждая страна проводит политику, которая не помогает другой стороне, а также является субоптимальной для их собственных экономик. Глобальная экономика могла бы получить выгоду, если бы обе стороны выслушали друг друга и скоординировали свою экономическую политику.

Но происходит противоположное. Конфликт в экономической политике распространяется на геополитическую сферу. Во-первых, Китай утверждает, что он имеет «основной интерес» в Южно-Китайском море, эффективно предъявляя претензии на свои 200 миль «особой экономической зоны» во всем регионе как на территориальные воды. Государственный секретарь США Хиллари Клинтон со своей стороны возразила, что у Америки также есть «интересы» в этой области, и теперь обе страны находятся в натянутых отношениях по обширной и крайне важной морской области в Азии.

Далее Китай был втянут в спор с Японией по островам Сенкаку (Дяоюйдао). Немногие на Западе понимают, насколько серьезно Китай относится к этому вопросу. Геологически острова связаны с Тайванем, и Япония получила контроль над ними после того, как вступила в 1895 году во владение Тайванем. Это поднимает эти необитаемые скалы в соответствии с официальной «одной китайской доктриной» на такой же уровень значимости, как Тайвань или Тибет. Китай сильно обиделся, когда США поддержали позицию Японии.

Быстрый рост Китая и столь же быстрая потеря Америкой своей власти и влияния создали опасную ситуацию. За исключением мирного перехода мирового лидерства от Великобритании к США после первой мировой войны, подобные смещения центров силы все время сопровождались вооруженными конфликтами. Ухудшение американо-китайских отношений является особенно тревожным, поскольку оно происходит на фоне глобальных дисбалансов и серьезных внутренних политических разногласий, которые подталкивают обе страны занимать непримиримые позиции.

Глобальные дисбалансы и конфликты можно было разрешить только посредством более широкого международного сотрудничества. Но макроэкономическая политика – это не единственная область, которая могла бы выиграть от большего взаимопонимания между двумя странами.

Возьмем, к примеру, Афганистан. Страна богата необходимыми Китаю минеральными ресурсами, тем не менее, именно США тратят 10 млрд долларов США в месяц, оккупируя страну, ежегодный ВВП которой составляет всего лишь 15 млрд долларов США. Учитывая состояние дел, США, вероятно, сократят свое присутствие, прежде чем в Афганистане установится мир и будут разработаны минеральные ресурсы. Поскольку очевидный рынок для этих минералов – это Китай, для Китая имело бы смысл поощрять продолжение американской вовлеченности, делая значительный вклад в покрытие расходов на обучение афганской армии.

Китай проявил дальновидность, когда он принял доктрину гармоничного развития, однако в последнее время он отклонился от нее. Видимо, скорость изменений была слишком велика для руководства, чтобы приспособиться к ней. Китайские лидеры озабочены обеспечением потребностей своих граждан, многие из которых все еще живут за чертой бедности. Но Китай стал великой державой со всеми вытекающими из этого обязательствами по поддержанию мирового порядка, вне зависимости от того, признает это его руководство или нет.

Когда президент США Барак Обама посетил Китай в ноябре 2009 года, он признал быстрый рост Китая и предложил партнерство в поддержании и развитии мирового порядка. Но китайское руководство отклонило предложение, объяснив, что Китай является развивающейся страной, которая с трудом удовлетворяет потребности своего народа.

С этого момента начался раскол. Это вызывает сожаление, поскольку повышение уровня жизни китайцев и участие Китая в строительстве лучшего мирового порядка должны идти рука об руку. Только если Китай будет уделять более пристальное внимание тому, как его воспринимает и принимает остальной мир, он может продолжить рост мирным способом.

Руководство Китая знает, что оно должно оправдывать минимальные ожидания своего народа, чтобы сохранить мир и стабильность внутри страны; сейчас оно должно научиться стать приемлемым для остального мира, чтобы сохранить мир и стабильность за пределами страны. Это означает, что Китай должен стать более открытым обществом и играть более активную роль в поддержании мирного и стабильного мирового порядка.

Китай должен рассматривать это не как обременительную необходимость, а как воодушевление власти. Лучшие периоды в истории Китая были те, во время которых страна была наиболее открыта, как внутри, так и для остального мира.

В отличие от этого, с точки зрения военной мощи Китай еще на протяжении некоторого времени не будет соответствовать США. Если сохранятся нынешние тенденции, Китай будет вынужден все большую часть своих ресурсов отдавать военным за счет населения, и в результате руководству будет все труднее оправдывать ожидания людей.

В таком случае сегодняшнее процветание, скорее всего, окажется недолговечным. Обеспокоенные соседи, скорее всего, будут искать защиты под крылом американского орла, увеличивая военный бюджет США, который уже чрезмерен. До тех пор, пока обе стороны не будут принимать целенаправленные усилия для достижения большего понимания, мир будет ждать беспокойное время в 2011 году и далее.

Джордж Сорос – председатель правления Фонда Сороса.

Копирайт: Project Syndicate. Перевод с английского — Николай Жданович. Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе. Verlag Terterian — Medien auf Russisch in Deutschland und Europa. Werbung in russischen Zeitungen, Reiseführern, Stadtplänen, Internetportalen und anderen Medienprodukten.

Последние публикации рубрики «Новости и политика»: