. Рим, явление, или Об отрезанных рукавах русской живописи

Император Айди (1 в. до н.э.), согласно легенде, так сильно любил своего фаворита Дун Сяня, что когда однажды днем тот уснул, лежа на рукаве императорского платья, император, чтобы не будить любовника, вынул кинжал и отрезал злополучный рукав. Выражение «отрезанный рукав» стало в китайском языке  эвфемизмом  для обозначения  однополой любви.

Есть в истории русского изобразительного искусства имена, когда кажется, что неизученных мест нет. Сохранились многочисленные дневники, воспоминания, переписка художников. Ученые исследовали вдоль и поперек все архивы. Без сомнения, к таким известным персонам относится великий живописец Александр Иванов. Нет первоклассника, который не знал бы (или не слышал!) что художник этот прожил много-много лет в Италии, где напряженно работал над своей великой исторической картиной «Явление Мессии народу». Под покровом черного итальянского неба он читал Новый Завет во всех его версиях, а утром шел на этюды и пытался воспроизвести дымку, в которой скрываются Пиренеи, когда зелень растворяется не то в тумане, не то в пелене представлений о Палестине, крещении, явлении…

И так ровно двадцать лет. Вечером – Завет (или, точнее сказать, труд Давида Фридриха Штрауса «Жизнь Иисуса»), утром – этюды. После сиесты, которую он, конечно, соблюдал, как и другие итальянские законы, он подходил к своему детищу-Картине… По окончании работы над ней Иванов написал княжне великой княгине Марии Николаевне (1838), что считает своим долгом: «служить как картиной, так и этюдами живым напутником в средоточии нашего отечества». Он создал, как ему казалось, шедевр из шедевров русской живописи. Привез его в столичный Санкт-Петербург, чтобы почти сразу умереть в этом холодном городе, где ночи зимой тоже непроглядно черны, но безутешны, а сиесты, общества назарейцев, хорошего вина и еды просто нет. Поэтому взял он и умер от холеры, оставив нам в наследство не картину, а сплошную загадку.

Только люди, ни разу не видевшие ее, а только читавшие большие толстые тома советских искусствоведов или статьи в Интернете, могут поверить в то, что она, картина, вот только и несет эту одну-единственную идею – показать человечеству Явление Христа народу. Что только тем и занимался Иванов, как стать «напутником» для всей России.

Но давайте просто посмотрим на полотно.

Александр Иванов. Явление Христа народу. 1837-1857

Александр Иванов. Явление Христа народу. 1837-1857

И еще раз внимательно прочтем название. Не удивлюсь, что именно Иванов ввел в русский обиход сюжет «Явление Христа народу». До него история искусства наполнена всякими «явлениями»: Магдалине, Апостолу Павлу, Апостолам и т.д. А вот как-то не припоминается еще и явление Народу. И что это за народ? На картине нет женщин. Вообще. Ни одной. Об этом часто упоминали искусствоведы, но всегда как-то между делом, как будто это обыденность написать народ без лиц женского пола. Ведь и  в Евангелии от Матфея говорится без особых уточнений: «Тогда Иерусалим и вся Иудея и вся окрестность Иорданская выходили к нему и крестились от него в Иордане, исповедуя грехи свои». Примерно то же самое в Евангелии от Марка: «5. И выходили  к нему вся  страна Иудейская и Иерусалимляне, и крестились от него все в реке Иордане, исповедуя грехи свои». Только в евангелии от Иоанна (как говорят, оно и было основным источником знаний) нет указания, что это за народ. Если обратиться к другим классическим интерпретациям русской живописи на тему иудейского народа, например к полотну Федора Бруни «Медный змий», то там с ответом на этот вопрос все просто. Народ, как и везде в мире, двуполый. Также и в поленовской «Грешнице», изображающей массовую сцену в Иудее толпа смешанно-пестрая, мужская-женская.

В общем, не успев начать смотреть и рассматривать, мы уже запутались.

Получается, что согласно Иванову, Христос явился однополому мужскому обществу. Закрытые мужские общества в истории не редкость. Армия, например (в этом смысле войско Александра Македонского ничем не отличается от современной российской армии, разница лишь в том, что отношения Александра с  прекрасным молодым человеком Гефестионом были в рамках повседневности, а схожие отношения в российской казарме представить себе возможно, но трудно). Другой пример закрытого общества – тюрьмы. Самые закрытые и страшные общества – на подводных лодках и военных кораблях дальнего плавания.  Особенность таких обществ состоит в том, что сознательно или бессознательно в них развиваются гомосексуальные отношения. И сколько бы кто ни пытался опровергнуть этот тезис, реальность каждый день поставляет лишь новые доказательства этой предпосылки.

Мы не будем пытаться в рамках этой  статьи рассуждать о сексуальной направленности Христа, Крестителя, учеников: рынок переполнен литературой на эту тему. А вот о сексуальной направленности Александра Иванова попробуем сделать какое-то предположение.

Гомосексуализм в начале XIX века как понятие не существовал. Лишь вторая половина того же века ввела в обиход это слово в Европе, хотя уже Франция (а за  ней и другие страны, например, Бавария) в самом начале XIX века отменили наказания за содомию и мужеложство. Однополые «дружба» и «братство» осуждались по-прежнему здесь только официальной церковью.

Законы – законами, страны – странами, а люди – людьми. Существует процент населения, который никогда не будет любить противоположный пол. И если у него нет выбора (возможности найти «вторую» половину) – он уходит у себя, в творчество, в работу. Несмотря на большое эпистолярное наследие, оставленное Ивановым, мы ничего не знаем о его личной жизни. Или практически ничего. Можем лишь пытаться воссоздать картинку, как это было.

Может быть, так?

… Сегодня теплый февральский день. В окна мастерской заглянуло теплое солнце. Стало радостно и  весело. Эх, эта картина. И зачем она нужна? Да нужна. Ведь только что Академия в очередной раз продлила стипендию, а сам император обещал приобрести «Явление…» в свой императорский музей. Но как трудно и невозможно переписывать этюды на полотно. Мальчики, такие живые, такие радостные, вдруг на глазах начинают умирать и съеживаться. Из них уходит жизнь. Мальчики! Какие они были вчера веселые. Один совсем замерз и уже хотел убежать. И как он дрожал, когда я прижал его к себе. И как мне стало тепло на душе…

Или может, так?

… Надо чуточку убрать в мастерской. Сегодня – важный визит. Приедет Николай. Микола. Он смешной немного, странный, но очень симпатичный. Мне хорошо с ним. Он только что написал что-то про души. И еще говорят, что он любит мужчин и… мертвых женщин. Не важно. Когда он придет, я буду писать его портрет. Он войдет в мою картину. Я жду, когда он появится на пороге мастерской… (О Николае Гоголе)

Или такая версия?

… Сегодня был в гостях Василий Иванович Григорович, секретарь Академии художеств. Сначала слегка пожурил меня: «Лентяйничаете тут на теплом воздухе, батенька!» А потом как-то странно зажмурился, посмотрел на меня из-под очков, и лицо согрела теплая улыбка. И мне стало хорошо. Он милый. Хоть и секретарь…

Или последний вариант?

… Общались с Александром. Он вспоминал Николая, а также много говорил о том, что именно народ является носителем лучших русских национальных качеств. У народа молодые поколения учатся уважению к труду, отвращению к праздности, бескорыстной любви к родине. Правда, про любовь к Родине он говорил меньше, чем про Николая. Он его любит… (О Герцене и Огареве)

Вот и получается, что жил-был человек в Риме. Почти тридцать лет (вдумайтесь!) и писал на родину, что пишет картину. Возможно, что иногда так оно и было. Но намного чаще он брал этюдник  и отправлялся на пленер, чтобы писать двух мальчиков,

Александр Иванов. Три мальчика

Александр Иванов. Три мальчика

трех мальчиков,

Александр Иванов. Четыре мальчика

Александр Иванов. Четыре мальчика

Александр Иванов. Шесть мальчиков

Александр Иванов. Шесть мальчиков

четырех мальчиков, шестерых мальчиков, семерых мальчиков. Нужно ли дальше продолжение? Самые знаменитые мальчики запечатлены на полотне «Кипарис, Аполлон и Гиацинт», картине на мифологическую тему, отражающую гомосексуализм в чистом виде (Бог влюбился в Бога и убил его из ревности).

Александр Иванов. Гиацинт, Аполлон и Кипарис. 1831

Александр Иванов. Гиацинт, Аполлон и Кипарис. 1831

А совсем много мальчиков изображено на известной картине «Явление Христа народу». И ни одной женщины. Вот и думайте сами, что тут правда, а что вымысел. Есть факты. Бесчисленные эскизы с изображениями мальчиков находятся сегодня в национальных галереях и музеях и являются доступными для обозрения.

Отрезанный рукав. Как рукав императора. В данном случае эвфемизм китайского языка содержательно слишком узок. Иванов  сознательно отрезал себя от родины и был в этом смысле отрезанным рукавом (или ломтем). Любил ли он кого-то в этом самом китайском смысле слова – осталось навсегда тайной. Может, непознанное и желаемое, глубоко спрятанное инстинктивное вылилось в живописные полотна, которые не обманывают зрителя?

И доказательством тому – огромная картина «Явление Христа народу» в главном музее страны.

Секс в культуре и искусстве на портале «Германия плюс»


Художественная Европа (www.germaniaplus.de) auf einer größeren Karte anzeigen

Другие материалы из рубрики «Багет» в газете «Германия Плюс»