. Ян Бреммер. Уроки Ливана

НЬЮ-ЙОРК. Наблюдая на прошлой неделе за падением правительства Ливана, трудно не задуматься о том, как установить стабильность в Ираке. У двух стран так много общего. В обеих странах неустойчивые демократии, в которых любой политический вопрос может спровоцировать не только интенсивные дебаты, но и угрозу насилия.

Обе страны имеют относительную свободу слова, по крайней мере по отношению к своим арабским соседям, а также множество политических партий, которые всегда готовы ее использовать. Каждая из них подвержена большему риску манипулирования со стороны, чем другие страны региона.

Ирак и Ливан также имеют самое большое этническое и конфессиональное разнообразие среди арабских стран мира. Хотя в Ливане не проводились надежные переписи населения на протяжении десятилетий, его население, предположительно, состоит из 30% мусульман-суннитов, 30% мусульман-шиитов, и 30% христиан; друзы и другие составляют оставшееся количество. В Ираке около 60% составляют шииты, 20% арабы-сунниты и 20% курды, которые в основном являются суннитами. В обеих странах представители каждой из этих групп требуют значительного политического влияния.

Но, в то время как Ливан обращается за помощью посредников из Саудовской Аравии и Сирии, чтобы восстановить правящую коалицию, Ирак движется вперед со своим собственным правительством слабого единства. В такие времена сходства и различия двух стран могут направить лидеров Ирака к стабильному демократическому будущему.

Несмотря на потрясения на этой неделе в Бейруте, у Ливана есть преимущество, которому следует подражать иракцам. Личная свобода, которой пользуются ливанские граждане, дает им особую устойчивость, и ее культурный динамизм является предметом зависти молодых людей всего Ближнего Востока. Хотя некоторые из консервативных местных священнослужителей Ирака оказывают значительное влияние, его нынешние лидеры будут сопротивляться любой кампании, направленной на то, чтобы трансформировать ситуацию в стране в социально репрессивное и изолированное состояние. Если Ирак хочет сохранить лучшее из своего нового поколения дома, культурная открытость будет иметь решающее значение.

Во-вторых, лидерам Ливана на этой неделе напомнили еще раз, что их страна может управляться только при наличии некоторого консенсуса между основными группировками. Этот принцип является даже более важным в Ираке, где большинство шиитов испытывают постоянный соблазн наказать суннитов за годы репрессий при Саддаме Хусейне.

В Ливане разделение власти по принципу вероисповедания закреплено в конституции. Президент всегда должен быть христианом-маронитом, премьер-министр ‑ суннитом, а спикер парламента — шиитом. Эта система, закрепляющая фракционность Ливана, остается предметом многочисленных споров, но, обеспечивает то, что ни одна группа не может управлять за счет других, она также усиливает стабильность базовых принципов в стране, построенных на мощных религиозных и этнических линиях разделения. Без поддержки оппозиции правительство Ливана может только управлять наиболее основными каждодневными функциями государства, но страна вряд ли дойдет до гражданской войны.

В Ираке разделение власти по принципу вероисповедания останется менее официально закрепленным, и многим избранным лидерам страны будет не просто достигнуть компромисса. Каждая крупная фракция представлена в правительстве. Джалал Талабани, курд, сохраняет контроль над президентством в Ираке, которое, в основном, остается церемониальным. Усама Нуджаифи, суннит, был избран спикером парламента Ирака. Но лидеры шиитов потеряют поддержку своих избирателей, если они официально передадут какие-либо свои полномочия, в которых им было отказано на протяжении десятилетий при Саддаме. Стабильность правительства будет оставаться на тонкой грани баланса.

Премьер-министру Ирака Нури аль-Малики придется налаживать отношения с пламенным шиитским священнослужителем Муктады аль-Садра и его сторонниками, которые могут спровоцировать беспорядки в южном Ираке, если они почувствуют недостаточное внимание. Кроме того, курды будут ожидать сохранения права вето на любое предложение, которое может поставить под угрозу курдскую автономию в северных провинциях.

Также есть арабы-сунниты. Поддержка правительства Малики со стороны Иракийи, мульти-сектантской политической коалиции, поддерживаемой большинством суннитов, будет оставаться под вопросом. Иракийя на парламентских выборах в марте 2010 года получила самую большую долю мест, тем не менее, ее лидер, бывший премьер-министр Айяд Аллави, не вернется на свою прежнюю работу. Вместо этого ему предстоит возглавить Национальный совет по стратегической политике, институт, отвечающий за внутреннюю безопасность, авторитет которого до сих пор остается неясным.

Также остается неясным, сможет ли, наконец, Малики завершить процесс дебаасификации ‑ еще один источник напряженности. Многие шииты настаивают на том, чтобы были устранены последние остатки элиты Саддама, но многие сунниты считают, что процесс направлен на то, чтобы отстранить их от хорошей работы и политического влияния.

Если сунниты посчитают, что шииты и курды намерены относиться к ним как к гражданам второго сорта, у них не будет заинтересованности в успехе правительства Малики, и они могут снова начать преследовать свои политические интересы с помощью других средств, спровоцировав очередную волну насилия на религиозной почве. Хуже то, что фракционные конфликты могут подорвать дальнейшее развитие иракской идентичности после свержения режима Саддама. В противном случае, различные группы интересов страны могли бы, как враждующие группировки в Ливане, обратиться к аутсайдерам для ведения переговоров по решению своих проблем.

У Ирака есть веские причины не следовать примеру Ливана в этом отношении. Даже в лучшие времена Ливан с трудом продвигался с политически неблагополучным правительством и армией, которая работает в тени больших шиитских боевых организаций. За исключением Ирана, никто из соседей Ирака не хочет видеть эту модель в Ираке. Ливанская демократия часто очень похожа на крушение поезда, и за последние годы страна неоднократно сталкивалась с вооруженными конфликтами.

Но если лидеры Ирака могут создать достаточную стабильность в краткосрочной перспективе, чтобы сочетать открытость Ливана и предпринимательскую энергию с доходом, который приносит разработка огромных запасов нефти страны ‑ преимущество, которому лидеры Ливана могут только позавидовать ‑ Ирак может в один прекрасный день предложить гражданам соседних государств то, чего у них нет: обнадеживающую модель на будущее.

Ян Бреммер – президент консалтинговой компании Eurasia Group и автор книги «Конец свободного рынка: кто победит в войне государств и корпораций?».

Копирайт: Project Syndicate. Перевод с английского — Татьяна Грибова. Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе. Verlag Terterian — Medien auf Russisch in Deutschland und Europa. Werbung in russischen Zeitungen, Reiseführern, Stadtplänen, Internetportalen und anderen Medienprodukten.

Последние публикации рубрики «Новости и политика»: