. Йошка Фишер. Выход из лабиринта Ближнего Востока

БЕРЛИН. Прошло два года с тех пор, как Барак Обама был избран президентом Соединенных Штатов. К его чести ‑ и в отличие от своего предшественника ‑ Обама пытался, с самого своего первого дня в должности, найти возможности урегулировать конфликт между израильтянами и палестинцами.

Спустя два года, хорошие намерения – это лучшее, что может предложить новая политика Обамы? В конце концов, ничего ценного, по сути, из них не реализовалось. Еще хуже то, учитывая, что усилия Обамы по обеспечению постоянного моратория на строительство новых поселений на Западном берегу потерпели неудачу, что прямые переговоры между конфликтующими сторонами натолкнулись на непреодолимые трудности.

Благие намерения не имеют большого значения в жизни, и еще меньше ‑ в политике. Прежде всего, значение имеют результаты.

Президент Джордж Буш младший считал, что он должен был принимать во внимание только половину двойной роли Америки на Ближнем Востоке, а именно союз с Израилем. У него не было времени на вторую роль США, ключевого посредника по заключению мира между израильтянами и палестинцами, в течение всего его восьмилетнего президентства. Все его инициативы были направлены только на умиротворение международной общественности. Мы все знаем, к чему это привело.

С самого начала Обама хотел сделать по-другому, проводя активную политику на Ближнем Востоке. Но результаты пока не очень отличаются от тех, которые были достигнуты при Буше. В обоих случаях бездействие преобладало над прогрессом.

Учитывая это, а также непримиримость обеих сторон, многие бы предпочли уйти и постараться забыть о конфликте в целом. Но это не так просто, поскольку продолжение конфликта (то, к чему бы свелось «забывание обо всем этом») не только продлит то, что является трагедией для палестинцев и израильтян, но и будет слишком опасным для региона. Более зловеще то, что окно возможностей для решения «два государства» может закрыться навсегда, поскольку реалии на местах больше не позволят это.

Для израильтян это бы означало постоянную оккупацию Восточного Иерусалима и Западного берега и, таким образом, столкновения с арабским большинством, которое бы подрывало основы их государства ‑ демократию и верховенство закона – и, соответственно, его легитимность. Такое развитие событий является самой большой угрозой для Израиля в среднесрочной перспективе, что делает решение «два государства» жизненно важным для их собственных интересов.

Конечно, с точки зрения израильских лидеров, статус-кво, учитывая отсутствие террора и ракетных ударов, не является совсем уж негативным. Но это не продлится долго. Кроме того, стратегическое положение страны ухудшается с каждым уходящим годом, поскольку глобальное перераспределение власти и влияния с Запада на Восток только ослабляет позиции Израиля.

Для палестинцев ситуация тяжелая, а для сектора Газа ‑ это полная гуманитарная катастрофа. Внутренне они разделены между Фатхом и Хамасом, в условиях израильской оккупации Восточного Иерусалима и Западного берега, изолированные от внешнего мира в секторе Газа, отчаявшиеся в лагерях беженцев региона и брошенные своими арабскими соседями. В этих условиях потеря перспективы создания двух государств стала бы рецептом дальнейшего унижения и углубляющейся бедности.

Но, если израильтяне и палестинцы разделяют жизненно важные интересы в решении «два государства», у них очень разные интересы и, следовательно, они означают совершенно разные вещи, когда речь идет об одних и тех же вопросах.

Для Израиля безопасность является главным приоритетом; для палестинцев самое главное ‑ это прекращение израильской оккупации. Израиль не может себе позволить повторение ситуации сектора Газа на Западном берегу и в Восточном Иерусалиме; для палестинцев государство с продолжающимся израильским военным присутствием не будет иметь никакой ценности.

Возможно, главная ошибка Обамы была в том, что важному, но менее значительному вопросу – остановке строительства новых поселений ‑ было придано основное значение. Замораживание строительства на неопределенный срок приведет к незамедлительному распаду коалиционного правительства премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху в Иерусалиме, не давая ничего материального Израилю или Нетаньяху взамен. Должно было быть ясным то, что Нетаньяху не продлит замораживание.

Ключевой вопрос, который США должны задать как Нетаньяху, так и палестинскому президенту Махмуду Аббасу, состоит в том, будут ли они готовы ‑ здесь и сейчас ‑ к серьезным переговорам об окончательном статусе. Если да, то появится выход из казалось бы неразрешимого конфликта между безопасностью Израиля и палестинской государственностью.

Формула могла бы состоять в следующем: всеобъемлющее соглашение об окончательном статусе сейчас (с учетом всех открытых вопросов, в том числе Восточного Иерусалима в качестве столицы Палестины); реализация соглашения о предопределенных шагах в течение более длительного периода времени; а также мониторинг процесса с помощью механизма, основанного на присутствии на месте третьей стороны (во главе с США). Это даст палестинцам гарантии границ их государства, его столицы и предварительно определенной конечной точки израильской оккупации.

Они могли бы использовать это время, с международной помощью, для создания эффективных государственных институтов, продвижения экономического развития и исцеления раскола между Западным берегом и сектором Газа. На этой новой и постоянной основе они могут найти решение проблем палестинских беженцев и содействовать примирению Фатха и Хамаса.

Израиль получил бы гарантию, что соглашение по окончательному статусу и установлению палестинского государства не будет угрожать его безопасности, и что его уход с палестинских территорий будет происходить постепенно, в течение нескольких лет, и контролироваться на местах третьей стороной. Тогда бы у страны появились четкие, признанные международным сообществом границы, что позволило бы ему навсегда разрешить конфликт с его арабскими соседями.

Хотя ситуация на Ближнем Востоке в настоящее время выглядит безнадежной, заслуживает поддержки новый подход, который сосредотачивается на более существенных моментах. Альтернатива состоит в потере решения «два государства» и увековечивании страшного ‑ и ужасно рискованного ‑ конфликта.

Йошка Фишер — министр иностранных дел и вице-канцлер Германии с 1998 по 2005 гг. На протяжении почти 20 лет был лидером Партии зеленых Германии.

Копирайт: Project Syndicate. Перевод с английского — Николай Жданович. Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе. Verlag Terterian — Medien auf Russisch in Deutschland und Europa. Werbung in russischen Zeitungen, Reiseführern, Stadtplänen, Internetportalen und anderen Medienprodukten.

Последние публикации рубрики «Новости и политика»: