. Легенды Ландсхута, или Как три рыцаря приняли в свою компанию четвертого

Зигмунд Фрейд: «Возьмемся за руки, друзья!»

Кто кому больше верит : муж — жене и ее любовнику или жена — мужу и его любовнице?  Положа руку на сердце — я бы никому не верил. Да и знаменитый частный детектив Эркюль Пуаро однажды сказал, что режиссер спектакля утаил от зрителей часть информации. И он оказался прав. В этой истории, действительно, не все ясно. Но те, кто придумал «Легенду о трех рыцарях» , похоже, этого добивались. Точнее — что-то скрывали. И весьма удачно.

Фабула древней легенды так удачно расставила действующих лиц, что когда они все вместе «внезапно» встречаются, происходит апофеоз любовной истории — торжественное наставление рогов герцогом Людвигом 1 Баварским мужу Людмилы, графини Богенской. Ну, а муж-рогоносец как-то незаметно исчезает со сцены.

 

Клятва Людвига I. Литография: Joh. Mich. Mettenleiter, ок. 1815

Клятва Людвига I. Литография: Joh. Mich. Mettenleiter, ок. 1815

Бедный муж, он так доверял! Любовь графа Богенского к жене была, наверное, так безмерна, что он и не помышлял усомниться в ее верности и контролировать ее жизнь. К чему держать любимую жену взаперти, к чему использовать так нелюбимый ею «пояс верности» ? Ведь она была с ним так приветлива, с таким трепетом встречала его после долгих отлучек. К тому же она родила ему трех детей, таких симпатичных и непохожих друг на друга. Впрочем, все дети в чем-то были похожи на Людмилу, так что у графа не было сомнений, что это именно их дети.

Сейчас, разумеется, трудно произвести реконструкцию любовных приключений Людмилы, графини Богенской. Но, глядя со стороны, давайте все же разберемся в ее «любовном треугольнике». Кстати, надеюсь, вы согласитесь со мной, что графиня Людмила, ее муж граф Богенский и даже герцог Людвиг 1 Баварский были самыми прекрасными и самыми благородными людьми на свете. А если и ходят о них какие-то слухи, то все это выдумки завистников.

Так вот, согласно легенде, герцог весьма назойливо докучал графине Людмиле. Не знаю, как на это смотрел ее муж, граф Богенский, но подозреваю, что он об этом даже не знал. Иначе дело закончилось бы поединком, а то и просто убийством герцога на лесной дороге. Зато о том, что герцог «строит куры» графине, безусловно, знали ее друзья. Скорее всего, очень близкие друзья, поскольку именно они стали активными участниками описываемых событий.

Итак, во время одной из отлучек графа Богенского, например, во время крестового похода в Египет в 1221 году, герцог зачастил с визитами в замок своей пассии. Согласно легенде, графиня скептически относилась к его «страданиям». Но на то и легенды, чтобы делать красивым то, что таковым не являлось. Возможно также, что герцог был очень влюбчив и переменчив, а графиня об этом знала и не принимала его всерьез.

А может быть, герцог хотел «жениться» на графине (при живом-то муже !) ? А затем — «поматросить и бросить» ? Ведь не стала бы соблазненная графиня кричать на весь свет о своем «распутстве» ?!. Вообще говоря, это интересная мысль. Запомним ее.

Весьма возможно, что герцог был поражен особой болезнью, присущей только аристократам. Имя этой болезни — «Хочу!» («Вот хочу — и все!»). Так что герцог, возможно, был не просто влюблен в графиню Людмилу, а охвачен «безумной страстью» и «любовной горячкой». Может, поэтому в своих покоях графиня и прятала воинов (рыцарей), чтобы герцог «не наломал дров»? И, вообще, как часто графиня ставила часовых возле своей кровати? Ну, может быть не возле кровати, а возле дверей своих покоев? Или в гостиной? А может она приглашала их за стол во время своей трапезы? Не хотела же графиня, чтобы рыцари смотрели на нее голодными глазами?.. А там, слово за слово, у графини появлялась некая «симпатия», расположение к какому-нибудь прекрасному или решительному воину… Чем не вариант? Ведь должна же была графиня как-то благодарить прекрасных рыцарей за их томное внимание и заботу о ее чести.

А когда домой возвращался грозный муж, Людмила с трепетом встречала его на пороге дома. Еще бы, ведь ей было чего бояться. Вероятно, так повторялось несколько раз. Муж возвращался из похода, жена со всей страстностью отдавалась ему, а через несколько дней сообщала графу, что у него будет ребенок.

Со временем у графини набралось несколько близких друзей, которым она могла доверить свои самые сокровенные тайны. Надеюсь, вы не станете возражать, если мы предположим, что у Людмилы было три близких друга-рыцаря. Это странно совпадает с числом ее детей. Но это — не более, чем простое совпадение.

Однажды то ли муж задержался в походе, то ли никто из рыцарей не соглашался признать свое будущее отцовство, но в голове графини, вероятно, родился коварный план. Она уговорила своих «очень близких друзей» разыграть комедию. Чтобы избежать позора, графиня решила подстроить герцогу «любовное свидание». Провокация удалась. Когда Людвиг 1 Баварский хотел овладеть или, что наиболее вероятно, уже овладел графиней Людмилой, из-за гобелена (ковра) вышли три рыцаря. Положение герцога было настолько ужасно, что он, в присутствии трех свидетелей, был вынужден дать клятву жениться на этой женщине. А затем уже она придумала сказочку про «испытание клятвой». Ныне эта история известна, как «Легенда о трех рыцарях». Согласитесь, это прекрасная легенда о прекрасной графине.

Сергей Палий.

Секс в культуре и искусстве на портале «Германия плюс»