. Гарет Эванс. Ответственность по защите ливийцев

АБУ-ДАБИ. Суверенитет не является лицензией на убийство. Ни одно государство не может отречься от ответственности по защите своего народа от преступлений против человечества, не говоря уже об оправдании своих таких преступлений. Когда государство терпит явную неудачу в такой защите, более широкое международное сообщество должно взять на себя ответственность по ее обеспечению, принимая «коллективные, своевременные и решительные» действия посредством Совета Безопасности на основании главы VII Устава Организации Объединенных Наций.

Это принцип «ответственности защищать», единогласно принятый на всемирном саммите глав государств и правительств на заседании Генеральной Ассамблеи ООН в 2005 году, впоследствии был одобрен также Советом Безопасности. Нет более очевидного случая его применения, чем в сегодняшней Ливии.

Силы полковника Муамара Каддафи, на земле и с неба, убили сотни ‑ возможно, более тысячи – ливийцев, протестующих (сначала мирно) против крайностей его режима. Если он не уйдет в отставку, то, кажется, большее кровопролитие будет неизбежным. Существует чрезвычайная необходимость в «коллективных, своевременных и решительных» действиях.

Совет Безопасности, после восприятия с болезненной осторожностью первых дней кризиса, сегодня взял на себя ответственность по применению принципа по защите и – впервые в истории – согласился с существенным пакетом мер по ее реализации: эмбарго на поставки оружия, замораживание активов, запреты на поездки и, что немаловажно, представление ситуации на рассмотрение в Международный уголовный суд.

Такие меры, которые принимаются в Совете ООН по правам человека и в других местах, необходимы, чтобы продемонстрировать, что у Каддафи не осталось международной поддержки. Они являются принудительными, но им не хватает угрозы или применения вооруженной силы. Будет ли их достаточно, чтобы остановить убийства? Не пора ли ввести и обеспечить зону, запретную для полетов? Или пойти еще дальше и направить сухопутные войска с мандатом действовать по обстановке?

Это непростой призыв. Даже самые страстные сторонники ответственности защищать понимают это. Объявление запретной для полетов зоны – это не «мягкий» вариант: это должно означать готовность сбивать любые истребители, бомбардировщики или вертолеты, которые ее нарушают. Это создает огромный риск захвата заложников или других репрессий против любых находящихся в Ливии иностранцев. Вторжение сил, при условии что их можно собрать в сжатые сроки, поднимет ставки еще выше.

Важно иметь в перспективе пакет мер, таких как предполагает принцип ответственности защищать, а также понимать, для каких целей этот принцип был разработан. Основанием для его введения было десятилетие болезненных международных разногласий 1990-х годов относительно того, как реагировать на преступления массовых убийств, с глобальным Севером с одной стороны и большой поддержкой «гуманитарной интервенции», и Югом, объединяющимся в старом призыве невмешательства во внутренние дела государств, без какого-либо консенсуса на горизонте. В результате были либо уполномоченные ООН действия, которые были беспорядочными, неполными или контрпродуктивными ‑ как поражение в Сомали в 1993 году, геноцид в Руанде в 1994 году и резня в Сребренице в 1995 году ‑ или действия, которые, в конечном счете, были эффективными, но не были уполномочены ООН ‑ и, таким образом, были незаконными – как в Косово в 1999 году.

При разработке принципа «ответственность защищать» стремились изложить вопрос с точки зрения ответственности, а не права, и защиты, а не вмешательства, одновременно определяя широкий спектр соответствующих превентивных и ответных действий с принудительной военной интервенцией только в крайнем случае. Расчет был сделан на то, что неспособность государств защитить своих жителей больше не будет рассматриваться как проблема, которая больше никого не касается, как это происходило на протяжении веков, а будет заботой всего мира.

Эта часть работы в настоящее время уже сделана достаточно хорошо. Глобальный ответ на ужасы в Кении в 2008 году был впечатляющим контрастом по сравнению с тем безразличием, которым была встречена бойня в Руанде. Также международное осуждение злодеяний Каддафи сегодня было быстрым, ярко выраженным и эффективно единогласным. Никто не утверждает, что суверенитет дает иммунитет; изменения в нормативном консенсусе являются более или менее полными.

Вторая большая надежда сторонников ответственности защищать заключалась в том, что этот консенсус в принципе станет договором о том, что делать на практике ‑ как перевести нормативный консенсус в действие – и как легче этого достигнуть. Это оказалось сложнее, как это показал опыт в Дарфуре, Демократической Республике Конго и на Шри-Ланке. Учитывая сложность и деликатность вопросов – особенно, когда одним из вариантов являются военные действия ‑ неудивительно, что принцип ответственности защищать все еще остается в стадии разработки.

Урок заключается не в том, что принцип неуместен, а в том, мы должны действовать лучше, применяя его в будущем ‑ и что это будущее, в случае с Ливией, наступило уже сегодня. Санкции, эмбарго и дипломатическая изоляция являются абсолютным минимумом с точки зрения того, что требуется. Если эти меры не подействуют сразу и резня продолжится, не будет другой альтернативы, кроме как принять дополнительные жесткие меры.

Военные варианты должны всегда оставаться на крайний случай, но в экстремальных случаях их нельзя исключать, и Ливия представляет эту крайность, как показывает сегодняшняя ситуация. Зону, запретную для полетов, будет легче рассматривать, когда последний уязвимый беженец покинет страну, и планы по ее введению нужно подготовить заранее. Из всего того, что было сделано до сих пор, мяч остается на стороне Совета Безопасности. На карту поставлено не только доверие к принципу ответственности защищать, но и к нему самому.

Гарет Эванс — бывший министр иностранных дел Австралии, почетный президент Международной кризисной группы и сопредседатель Международной комиссии по интервенции и государственному суверенитету. Автор книги «Ответственность защищать: прекращение жестоких преступлений массовых раз и навсегда».

 

Копирайт: Project Syndicate. Перевод с английского — Татьяна Грибова. Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе. Verlag Terterian — Medien auf Russisch in Deutschland und Europa. Werbung in russischen Zeitungen, Reiseführern, Stadtplänen, Internetportalen und anderen Medienprodukten.

Последние публикации рубрики «Новости и политика»: