. «Беда», «горе» и кавычки

Февраль 2011 года выдался урожайным. На все. На беды, бедки, несчастья и печали. Начнем с малого. Из серии — над чем Германия плачет, мир потешается. Он, этот мир, наверняка схватился бы за животики, если бы не отвлекли его от этой «беды» другие, по-настоящему крупные события в мире.


— Сынок, ты вот знаешь, что такое горе и беда?  — Да, папа, мы тут в школе обсуждали. Когда Натали написала сочинение, содрав из Интернета, ей поставили шестерку. Это была беда, потому что ее на второй год оставили. А когда Гутенберг содрал полдиссертации —  это горе, но не беда, потому что останется на второй срок министром.  P.S. Анекдоты умирают, не успев родиться...

— Сынок, ты вот знаешь, что такое горе и беда? — Да, папа, мы тут в школе обсуждали. Когда Натали написала сочинение, содрав из Интернета, ей поставили шестерку. Это была беда, потому что ее на второй год оставили. А когда Гутенберг содрал полдиссертации — это горе, но не беда, потому что останется на второй срок министром. P.S. Анекдоты умирают, не успев родиться…

Что такое беда по-немецки?

Это когда действующий министр обороны страны начинает подвергаться в прессе атакам по поводу воровства. В данном случае — не примитивной кражи из кармана населения (эти беды случаются примерно в 3-4 тысячах километрах от Германии в восточном направлении), а воровства интеллектуального, юридическим языком называемого нарушением правил цитирования.
Несколько лет тому назад Карл-Теодор цу Гутенберг, успешный юрист, начал писать свою диссертацию «Verfassung und Verfassungsvertrag: konstitutionelle Entwicklungsstufen in den USA und der EU*» при университете Байройта. Писал он ее не медленно-не быстро. Аккурат уложился в символические семь лет. С успехом защитился, услышав только хвалебные отзывы членов уважаемой комиссии. А папа-доктор (Doktorvater – так называется опекающий диссертанта профессор и доктор наук) говорил, что наука приобрела в лице Гутенберга замечательного ученого, способного мыслить, анализировать и видеть перспективу.
Мы тоже диссертации писали и предполагаем, что если над ней работать семь лет, то к концу уже плохо помнишь, что было в начале. Потом Интернета тогда еще такого развитого не было. Сидел Гутенберг в библиотеках, копался в подшивках журналов, книжки читал. Делал заметки, фотографировал тексты, ксерокопировал их. Все, как всегда, ничего нового в рутинной работе над диссертацией. И можно только предполагать, что где-то затерялась бумажка с именем автора книжки, из которой была взята цитата, и просто подумалось: «Да кто будет проверять? Эти диссертации читают только рецензенты да конкуренты». Вот и забыл в паре мест кавычки поставить.
А тем самым присвоил чужие строчки, чужое интеллектуальное богатство выдал за свое. А это называется кража.
Конкуренты нашлись. Обнаружились на этапе, когда карьера молодого министра обороны стала походить на взлетающий «Шатл», и совсем громко зазвучали фразочки «там и недалеко до поста бундес-канцлера», «а что – молодой, образованный, к тому же из благородной дворянской семьи». В это самое время нашелся Некто, кто эту стремительную карьеру решил остановить. Креативщик-пиарщик Некто, обладающий развитым мышлением и большой степенью недоброжелательности по отношению к Гутенбергу, запустил машину, остановить которую представляется мало возможным.
Сначала Гутенберг называл все полным абсурдом, потом высказался, что допустил «некоторые ошибки», и, наконец, написал письмо в ученый совет университета Байройта с отказом от докторского титула. Ученый совет Байройта поспешил уважить эту просьбу. Издательство, в свое время опубликовавшее работу, тут же выступило с заявлением, что данная работа никогда не будет переиздаваться и вообще оно подумает, не предъявить ли автору иск о компенсации ущерба. Молчат рецензенты. Молчит руководитель работы. Сам Гутенберг отменил сначала многие важные встречи, потому что вдруг и внезапно под ним закачалось кресло министра, а потом и вообще подал в отставку (правда, говорят, что у него есть шанс второй раз войти в те же воды).
В общем, беда не приходит одна. И вот куда ведут неправильно поставленные или отсутствующие кавычки. В ситуации, когда «каждый второй россиянин ждет нападения извне», а арабские страны организуют по паре революций в день, Германия напряженно решает вопрос — лишить ли Гутенберга титула доктора и оставить ли его на посту министра обороны. Вот уж поистине серьезно начинаешь задаваться вопросом, что является темой для обсуждения в студенческой курилке, а что входит в компетенцию бундестага. Ведь если обсуждение корректного цитирования позволяет сместить министра, то ведь кому-то непременно захочется проверить, насколько корректна была в цитировании доктор Ангела Меркель, когда писала свой эпохальный труд «Der Einfluss der räumlichen Kor­relation auf die Reaktions­geschwindigkeit bei bimolekularen Elementar­reaktionen in dichten Medien**» или кандидат философских наук Виталий Кличко, в перерывах между боями анализируя «Определение способностей боксера в системе многоэтапного спортивного отбора».
А там… не подумайте, ничего плохого, но просто хочется знать, с какими источниками работал Дмитрий Медведев во время написания своей кандидатской (читай: в Герма­нии – докторской) диссертации «Проблемы реализации правосубъектности государственного предприятия». И корректно ли он цитировал Ульянова Владимира Ильича и решения XXVII съезда КПСС? А кто и как писал диссертацию на тему «Стратегическое планирование воспроизводства минерально-сырьевой базы региона в условиях формирования рыночных отношений»,  нам даже сказать страшно…
*)   «Конституция и конституционные договоры: этапы развития конституции в США и в ЕС»
**) «Исследование механизма реакций распада с простым разрывом связей и расчёт их скоростных констант на основании квантово-химического и статистического методов»
Инна Савватеева, кандидат искусствоведения

Последние публикации рубрики «Новости и политика»: