Поэты не уходят, поэты остаются

«Художник — это его картины. Поэт — стихи. А когда художник ещё и поэт, то кисть ли он держит или перо, почерк его узнаваем.

Анатолий Кудрявцев. Портрет Александра Щедрецова.

Анатолий Кудрявцев. Портрет Александра Щедрецова.

Есть люди, созидающие миры… даже не созидающие, а извлекающие на свет скрытые до времени формы и смыслы. Мир полон тайн.  Он сам  — тайна,  заветное желание которой быть разгаданной. О природе своего творчества сказал сам художник: «Таинство заключено в обыкновенной реальности. Надо только уловить, разглядеть эту нереальность, увидеть, как она выходит на поверхность». Увидеть нереальную реальность может только человек, обладающий внутренним зрением, но, увидев, надо уметь её запечатлеть.
Нет нужды спорить, какой из миров убедительней, несомненней — реальный или ирреальный, материальный или фантастический. Всё, что помыслено, существует; мир фантасмагорий Анатолия Кудрявцева такая же онтологическая реальность, как бумага и кисть, с которыми он работает. Картины… раздвигают границы видимого мира, обогащая читателя и зрителя новым знанием».
Эти строчки были написаны филологом Александром Щедрецовым во вступительном слове к книге Анатолия Кудрявцева «Нечто, состоящее из слов и линий», вышедшей в свет в Издательском доме Тертеряна в 2009 году. Это была, к сожалению, единственная наша совместная работа. Потому что в феврале 2011 года талантливый поэт Александр Щедрецов ушел от нас. Смертельная болезнь забрала его из круга почитателей.
Но остались его стихи, чудесные заметки (в 5 томах) о жизни.
Жалко, что мы так мало успели что-то сделать вместе.

Александр Щедрецов

Избранное (совсем чуть-чуть)

Осений урок

Обрушилась соль на яичко,

И волчий в глазах аппетит.

А, значит, не вылетит птичка

И утром в окно не влетит.

И ночью покажется скучен

Ворчливый дождя метроном,

А утром не будет озвучен

Намокший пейзаж за окном.

Назавтра — постылая дата.

Гляди-ка! Уже облака!

Но всё это будет когда-то,

И надо дожить. А пока…

* * *

В гармонию всё приведём потом:

Меня за завтраком, с раскрытым настежь ртом,

Жены пред зеркалом волшебны туалеты,

Постелю смятую и грязные штиблеты.

В гармонию всё приведём потом.

Ну, а пока подумаем о том,

Что выпали за сны? И вещи ли они?

Как могут повлиять на будущее дни

Иль вялое они дней бывших отраженье?

Всё это для ума и пища, и движенье.

В гармонию всё приведем потом.

В руке рассеянной стихов случайный том

Из тех, что между муфт от бабушек хранится,

Лениво растворясь на кремовой странице,

Вдруг так преобразит знакомую страну,

Что только языком прищёлкнешь: ну и ну!

На тыщу вёрст кругом владычество лесное,

Медведи сивые и право крепостное.

Гармонией заняться бы пора.

Уже ей полчаса я уделил вчера,

Но снова грязен пол, и мысли все в разброде,

Стихи не клеятся, и помнится, что, вроде,

Не время начинать с набитым животом…

В гармонию всё приведём… потом.

* * *

Где дом твой? — В ручье, под корягой,

Под мохом в лесу золотом.

Ты был от рожденья бродягой,

Да так и остался на том.

Насмешливый спутник и призрак,

Земных не узнавший оков,

Ты к книгам смертей не причислен,

Но тайнам присущ облаков.

Ты утром в полях колобродишь,

Под вечер звенишь за рекой,

А ночью задумчиво водишь

Чужою —  моею рукой.

* * *

Хочу быть туристом

В стамбульском порту,

В костюмчике чистом,

С сигарой во рту.

На сходнях — аллегро,

В улыбке — вояж,

Три дюжие негра

Прут мой саквояж.

Тут всё трафаретно,

И всё из старья,

Зато как портретно,

И видно, что я!

Другие публикации в рубрике «Литература»: