. Роковая женщина

Барон Алексис Крюденер (1746-1802) служил в Коллегии иностранных дел.

Он слыл прозорливым дипломатом, удачно выполнявшим многие деликатные поручения государственной важности. Однажды барон, посол России в Берлине, получил благодарность от императора Павла за то, что тот не выполнил Высочайшего указа! Посол на свой риск посчитал, что указ об объявлении ультиматума Пруссии был издан сгоряча. К чести царя, Павел осознал ситуацию и щедро возблагодарил догадливого политика! Умный, деликатный и тонкий Алексис был несчастным человеком в личной жизни. Он не понимал, что причина его неприятностей кроется в нём самом, что найти равную себе по культуре и интеллекту среди девиц-аристократок очень трудно. Барон трижды пытался создать семью. Каждые 5 лет он праздновал новую свадьбу, но непременно с юными девами! Наконец, судьба привела его к рижанке Варваре-Юлиане Витингофф, ставшей известной в российской истории под именем баронессы Варвары Крюденер, будущего персонажа «Войны и мира».

Ну, не соединимы орёл и трепетная лань… Не могла молодая страстная 18-летняя внучка фельдмаршала Миниха безумно влюбиться в спокойного рассудительного 36-летнего дипломата. Долг супружеский выполняла исправно, родила двоих детей, Пауля и Софию-Юлию. Притупленное обоняние барона не ощущало отсутствие в семье ароматов любви. Недолюбленная, недоцелованная, недоласканная Варвара жила мечтой о большом чувстве…

 

Баронесса Крюденер с сыном Паулем. Худ. Анжелика Кауфман, 1786, Лувр

Баронесса Крюденер с сыном Паулем. Худ. Анжелика Кауфман, 1786, Лувр

 

Однажды барон, вернувшись с работы, показал жене заявление на увольнение, написанное молодым секретарём посольства Александром Стахиевым. Мотив увольнения – невозможность далее терпеть душевные муки от овладевшей им страсти к жене шефа! Алексис, не сделавший ни одной ошибки в своей блестящей карьере, не понял, что допустил колоссальный промах. Он удивился, когда с баронессой почему-то  случилась истерика… Они не развелись, но путы брака она сбросила: Варвара с малюткой-дочерью уехала в Париж. О её увлечениях, любовях, похождениях, тайнорождённом и исчезнувшем ребёнке написаны романы и повести.

Один биограф деликатно писал: „Букет священных привязанностей и суровых обязанностей мало-помалу развязался в этой душе при дуновении испорченного света. Соблазны нежности, очарования лести обезоружили г-жу Крюденер“.

Она и сама издала сочинение о своей истории под названием «Valerie», выдержавшее 11 разноязыких изданий!

Гёте назвал её творение просто чепухой.

Наполеон не очень галантно назидал: „Мадам, писали бы Вы лучше свои произведения по-русски или по-немецки, чтобы французы такие глупости не читали“.

В примечании к «Евгению Онегину» Пушкин назвал книгу „прелестной повестью“.

А что же муж-барон? А барон страдал, получил апоплексический удар и скончался, оставив сиротой юношу-сына.

…Греховные годы уходили вместе со здоровьем. Настал черёд прозрений. Варвара ощутила дар пророчеств и уверовала в свой талант проникновения за грань жизни. Её стали посещать видения. Она обратилась к Господу, организовала экуменическую церковь (которую никто не патронировал). Грешница стала праведницей. С толпами новообращённых Варвара совершала крестные ходы по городам Европы. Была и в Баварии. Отовсюду власти выпроваживали «новых» христиан, неистово отмаливающих свои грехи. Звёздный час новоявленной пророчицы настал, когда её принял император Александр I, совеcть которого нуждалась в очищении. Варвара заявила: «Послушайте слов женщины, которая также была великой грешницей, но нашла прощение всех своих грехов у подножия креста Христова». Она объявила монарха избранником Господа. Её мистические предсказания произвели впечатление, и в побеждённый Париж баронесса въезжала в одной карете с царём. Говорят, что именно ей принадлежала идея названия блока трёх государств-победительниц —  России, Австрии и Пруссии — Священным Союзом. Однако Варвара переоценила свои возможности влияния на Александра, уставшего от её пророчеств. Ясновидице дали отставку. Она обиделась, уединилась, постилась, ослабла. Весной 1824 года одряхлевшая баронесса в сопровождении дочери, а также княгини Анны Голицыной и других приверженцев пешим ходом отправилась в Крым для основания религиозной колонии в имении княгини. До побережья колонисты не дошли…

В архиве карасубазарского прихода за 1824 год появилась запись: «Сегодня, 29 декабря, тело баронессы фон Крюденер было положено в склеп карасубазарской армяно-католической церкви временно до перенесения его в имение княгини Голицыной».

Временное пристанище стало вечным. В 1825 году через Карасу-Базар навстречу своей кончине промчался Александр I. О смерти своей просветительницы он так и не узнал, её могиле не поклонился…

Другие «звездные» биографии: