. Pharmacon — яд или лекарство?

История с продолжением

История ядов, как, впрочем, и лекарств, имеет возраст, сопоставимый с возрастом медицины и ненамного меньше возраста самого человечества.

Однако последовательный рассказ об этом представить довольно сложно, поэтому обойдемся мазками — картинами нашего исторического прошлого. Первой картины на эту тему поистине достоин человек, которого не только современники, но и многие последующие поколения называли «царем ядов», —  царь Понта Митридат VI Евпатор. Утверждают, что интерес Митридата к ядам имел двойственный интерес — он не только ими пользовался, но являлся их знатоком.

Митридат VI (бюст из собрания Лувра) изучал свойства ядов

Митридат VI (бюст из собрания Лувра) изучал свойства ядов

Митридат VI , имевший иранское происхождение, рано столкнулся с преступлением. Отца закололи холодным оружием, а 12-летнему сыну и наследнику пришлось бежать, скитаться и только через шесть лет   вернуться к власти.

Когда Помпей уже после смерти Митридата приказал разобрать его архивы и библиотеку, выяснилось, что царь Понта интересовало именно двойное действие pharmaka – лекарств и ядов одновременно. Стремление понять свойства веществ, которые могли приносить организму и пользу, и вред, а потом использовать эти свойства, намного превосходило у него желание упрочения власти непосредственно. Это знание через проникновение в тайны природы давало ему чувство господства над миром.

По рассказу Плиния Старшего Митридат имел обыкновение каждое утро натощак принимать лекарство, приготовленное из двух сухих орехов, двух ягод инжира, двух листков руты, смешанных с кровью понтийских уток, вскормленных на ядовитых растениях. Считалось, что прием снадобья нейтрализует действие отравляющих веществ в микродозах, которые тоже принимались ежедневно, с целью появления сопротивляемости к ним. Этот рецепт, обогащенный еще пятидесятью четырьмя ингредиентами, позже получил имя своего царственного изобретателя, и был хорошо известен не только на Востоке, но и в Европе вплоть до 16-го века.

Засвидетельствовано в истории, что Митридат всегда носил на поясе, как меч, мешочек с ядом. Редкие отравляющие вещества хранились в его сокровищнице и они были не только устращающим арсеналом, но и его страстью к познанию. Неуязвимость царя к яду была результатом его воли и знания. Помогло ли это самому царю?

В истории сохранились истории о безуспешных попытках отравления Митридата мышьяком. Неудачи врагов не остановили. Им все-таки удалось убить его, но как и отца Митридата, заколов кинжалом.

По  формуле Клемансо — Митридат умер отравителем (вернее, хотел умереть). Греческо-римская пропаганда того времени изображала Митридата не царем-ученым, а тираном-отравителем и жертвой отравления.

В истории гомеопатии ( а это ведь часть медицины) сохранилось знание о так называемом «эффекте Митридата», т. е. о нейтрализации малыми дозами мышьяка токсического действия больших доз. Этот эффект был описан Александром Дюма в «Графе Монте-Кристо» в действиях бонапартиста Нуартье. А для гомеопатов Митридат — первая  историческая фигура, с которой связывают взаимодействие разных доз одного вещества и известный в гомеопатии эффект по нейтрализации больших доз токсиканта малыми дозами гомеопатических препаратов носит его имя (эффект Митродата).  Так в недавней работе (2009) индийских гомеопатов, опубликованных в журнале «Complementary and alternative medicine”сообщается об мышьяковистой интоксикации жителей Западной Бенгалии, мышьяком, содержащимся в питьевой воде. Для нейтрализации этой интоксикации через «эффект Митродата» применяется гомеопатический препарат мышьяка Arsenicum album.

В истории человечества и медицины есть много фактов о том, что доза делает яд лекарством и наоборот. Даже вода и поваренная соль, без которых наша жизнь невозможны, оказывают также положительное действие, зависящее от дозы.

Уменьшая дозу, чтобы избавиться от побочных эффектов лекарства, немецкий врач Ф.Х.С.Ганеман пришел к созданию гомеопатии. Но первым, кто в истории сформулировал вопрос о яде и лекарстве в связи с их дозой был понтийский царь Митридат VI Евпатор, тем себя и увековечивший.