. Кристофер Хилл. Обама Аравийский?

ДЕНВЕР. С 1989 года мир не видел такого всепоглощающего, захлестнувшего всех «пожара» свободы и демократии, пламенная страсть которого проносится по региону, обширному и старому, и отчаянно требует реформ. От Магриба до Леванта, до Аравийского полуострова, арабская история находится в движении. Кажется, что новое поколение руководителей готово принять руководство на себя.

Такие моменты, как этот, являются особенно проблематичными для иностранных высокопоставленных политиков, которые должны одним глазом наблюдать за текущей ситуацией в мире, а вторым – за тем, каким мир может быть в будущем. Пытаясь сделать именно это, президент США Барак Обама выступил с речью о необходимости «находиться на правильной стороне истории» или, цитируя Боба Дилана, «уйти с новой [дороги], если не можешь помочь».

Это, в самом деле, очень трудные времена перемен для США, особенно в то время, когда американцы ожидают, что их президент будет главным «заводилой». То, как Обаме удастся справиться с призывами левых и правых к более решительным действиям, может создать окружающую обстановку, в которой процесс, принадлежащий арабам и управляемый ими, в конце концов развернется.

Выбирая свой путь в арабском мире в обстановке, когда один кризис сменяется другим, администрация Обамы должна следовать нескольким рекомендациям, которые не будут изменяться с каждым выпуском новостей.

Во-первых, находиться на «правильной» стороне истории – это одно, а предлагать, чтобы США вдохновляли, если не направляли арабских мятежников, совсем другое. Иногда трудно избежать такого восприятия: в большой части региона средства массовой США воспринимаются, как «рука» предположительно всесильной Америки. Поэтому, когда репортажи корреспондентов США граничат с поддержкой (такие эпизоды возникают достаточно часто), то ощущение, что Америка руководит событиями, получает новый импульс.

Поэтому для Обамы было бы разумным не находиться в стороне, управляя движением в условиях нынешнего кризиса. Бывают времена, когда президенту США стоит затаиться, даже если ему будет казаться, что он отсутствует и не участвует. Сейчас именно такое время.

Во-вторых, американцы часто гордятся собой за то, что они применяют к миру деловой подход. Однако то, что происходит в настоящее время в арабском мире – это не серия сделок, это тектонический культурный сдвиг, с точки зрения взаимоотношений между различными возрастными группами, полами, а также напряженности между городским и сельским населением. Демократия против диктатуры ‑ это, конечно же, линия разлома, но именно таковым, как мы знаем на примере Бахрейна и Саудовской Аравии, и является древняя 1 300 летняя пропасть между шиитами и суннитами. Политика, которая применялась для одного разделения, не обязательно может быть приемлема для более позднего.

Очень важен тщательный анализ того, что происходит на земле, но это оказывается достаточно сложным в условиях отражения глобализованных культурных символов. Пока американцы полагают, что «линия фронта» проходит между зарегистрированными и незарегистрированными в Твиттере, между теми, у кого есть профиль на Фейсбуке, и теми, у кого его нет, скорее всего, существуют и другие отличительные черты, влияющие на происходящие события.

Конечно, никому не нравится говорить о «межплеменной вражде» или конфликте между «кланами», но эти черты отличия очень часто играют основную роль в определении желания людей выйти на улицу. По сути, политическая некорректность, которой окружены эти условия, свидетельствует об отсутствии аналогичных организационных принципов в современном глобализованном обществе. Однако это не может быть основанием для исключения этих категорий из анализа, если они могут применяться.

Третье, у арабских мятежников есть, по крайней мере, один стимул, который также распространяет западную политику: стремление забыть о фактах, рисках и будущем и изгнать мошенников. Это настроение отражено в лозунге, распространившемся по всему региону: «Люди хотят низложить режим».

Для некоторых из этих мошенников, в самом деле, мягко говоря, «истек срок годности». В некоторых случаях, они и их близкие друзья похитили большое количество национального благосостояния. Кто может сказать, что этой мотивации следует придавать меньшее значение, по сравнению с остальными, пополняющими ряды защитников демократии? Многое можно уважать в подходе «изгнать мошенников». К сожалению, такой подход не всегда приводит к большей демократии.

И наконец, администрация Обамы должна помнить, что в некоторых странах «старый порядок» будет заменен быстрее. Однако, со временем, изменения будут соответствовать меньшему, чем изначально ожидалось, и могут привести к ситуации, которая, возможно, будет хуже, чем status quo ante (положение, существовавшее раньше) (вспоминаются французская революция, большевистская революция и иранская революция). В других странах результат, конечно, может быть более обнадеживающим (американская революция, Восточная Европа в 1989 году).

Некоторые исторические процессы, которые были быстро начаты, в конце концов, замедлятся. Диктатор, который не заботился о своих людях, может оказаться достаточно талантливым в умении «цепляться за власть». В этих обстоятельствах появятся неизбежные призывы с Запада, а именно со стороны США, свергнуть тирана с помощью войск.

При появлении таких рекомендаций высокопоставленные политики должны глубоко вдохнуть и. прежде всего, спросить, каким образом тиран попал туда изначально. Когда возглавляемые США вооруженные силы свергли Саддама Хусейна, слишком мало усилий было приложено для того, чтобы понять, каким образом мошенник-тиран, такой как Саддам, смог захватить власть и удерживать ее на протяжении столь длительного времени. Как ему удавалось так успешно манипулировать отношениями между шиитами и суннитами или разбираться в многокомпонентности иракского племенного строя?

Конечно, подход Саддама был основан на страхе, но тогда таким же было и осознание внутренних политических и социальных процессов. США, сегодня, на девятый год своего присутствия там, стоившего более 1 триллиона долларов США, тысяч потерянных американских и иракских жизней, удалось понять эти процессы с равной доскональностью.

Несомненно, полученный урок необходимо применять, когда США будут реагировать на появление нового, но не обязательно по-новому демократического, арабского мира.

Кристофер Р. Хилл – бывший помощник госсекретаря США по Восточной Азии, был послом США в Ираке, Южной Корее, Македонии и Польше, специальным посланником США в Косово, участвовал в переговорах по заключению Дейтонского мирного соглашения и был главным представителем США на переговорах с Северной Кореей в 2005-2009 гг. В настоящее время декан Школы по изучению международных отношений им. Йозефа Корбеля в Университете Денвера.

Копирайт: Project Syndicate. Перевод с английского — Николай Жданович. Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе. Verlag Terterian — Medien auf Russisch in Deutschland und Europa. Werbung in russischen Zeitungen, Reiseführern, Stadtplänen, Internetportalen und anderen Medienprodukten.

Последние публикации рубрики «Новости и политика»: