. Алина Сергеева-Шадрина. Как назовем теперь больницу?

В моей семье никто серьезно не болел. Я поняла это только в 2011 году.

Зима в Питере уже второй год очень снежная и ледяная. По ТV все время передают о постоянных трагедиях то от неубранного с улиц снега, то от упавших с крыш сосулек. И в такие моменты всегда кажется, что это может произойти с кем угодно, только не с тобой.        И оно происходит…. Да, я тоже сломала ногу, страдала, переживала, жаловалась всем, считала себя очень несчастной… Но через некоторое время все это показалось ерундой, «игрушечным» переломом, потому что пришла большая беда — мама упала и сломала шейку бедра и шейку плеча.

На большом семейном совете было принято решение — «Лечить в лучшей клинике, у лучших врачей! «Хоть мы и получили разрешение на квоту, мы не воспользовались ей, потому что нужно было ждать год и больше…. А без квоты эндопротезирование обходится от 150000 до 200000 рублей. Мы продали гараж, заняли недостающие деньги у знакомых и отвезли маму в НИИ травматологии и ортопедии им. Р.Р. Вредена. Там ее прооперировал   лучший врач — хирург Шильников А.В. и лечащий врач — очень талантливый молодой хирург Денисов А.О. Все проходило хорошо — мама потихонечку поправлялась, училась вставать, сидеть, ходить и через 5 дней готовилась к выписке.

Но вдруг началось обострение старой болезни — сильное воспаление и маму срочно перевели в другую больницу — Елизаветинскую, что находилась неподалеку. Мы, жители «Петроградки», консультируемся и лечимся только в «Первом Меде» и ничего не знаем про другие больницы. К сожалению, все, что мы услышали от знакомых, родственников и друзей о больнице Святой  Преподобномученицы Елизаветы, нас только расстраивало и ужасало. В народе эту больницу называют — Третья Истребительная. Говорят, что там лежат безнадежные и никому не нужные….И врачей там хороших вообще нет.

Перевести маму в другую больницу мы не могли, потому, что врачи из НИИ им. Р.Р.Вредена обещали приходить и доводить свое лечение до конца.

Маме становилось все хуже… Сердце холодело, все время хотелось плакать от бессилия… Я бросила работу, семью, приходила в больницу рано утром, уходила поздно вечером. Все время искала врача, который должен лечить маму и видела, что ему абсолютно все равно.

Ну что мне делать? Как спасти маму в такой больнице и с таким равнодушным врачом?

19 февраля 2011 года я не могла уйти домой, потому что у мамы поднялась высокая температура и упало давление. Я без разрешения осталась в больнице на ночь. В 4 часа утра ей стало совсем плохо. Я бегала по отделению и просила медсестру сделать маме укол. Она вызвала дежурного врача, и маму с кровотечением увезли в экстренную операционную. Я от горя и ужаса могла только плакать и спрашивала у врачей: «Что происходит? Что будет дальше? Как наша бедная мамочка через 12 дней перенесет второй наркоз? Как можно вообще перенести две подряд сложнейшие операции в 74 года?

Никто ничего мне не отвечал… Оставалось надеяться только на Бога.

Чтобы не сойти с ума от таких мыслей и не заработать инфаркт, я попросила родственников отвезти меня в церковь. Там я молила Господа послать маме хорошего врача. Служители церкви помогали мне и вместе мы просили Господа о том, чтобы он помог врачу принимать правильные решения и хорошо сделать операцию, а маме выдержать и выжить….

К концу службы позвонили из больницы и сказали, что операция прошла хорошо, мама находится в реанимации.

Как после этого не верить в Бога?

На следующее утро я опять побежала в церковь, чтобы заказать благодарственную. Служители церкви радовались вместе со мной. Еще больше мы обрадовались, когда раздался звонок на моб. тел.

И это звонила мама.

Я просто «полетела» в больницу.

Прихожу в палату, там лежит наша мамочка. Жива! Ура! И самочувствие хорошее. Губки красные, улыбается…Что за чудо-чудесное такое? Кто этот врач-кудесник? Откуда он здесь взялся? Точно Господь – Бог прислал!

Иду в ординаторскую, нахожу его. Это Сергей Юрьевич Пузанов. Не знаю, как лучше выразить ему нашу огромную радость и благодарность

Сергей Юрьевич Пузанов. Фото: А. Сергеева-Шадрина

Сергей Юрьевич Пузанов. Фото: А. Сергеева-Шадрина

Потом мне рассказали, что это очень хороший, опытный хирург, что он может делать по 6 операций за смену. Я подумала, что стоит поинтересоваться этим человеком.

Я узнала, что он закончил Военно-медицинскую Академию в г. Ленинграде с красным дипломом, что он подполковник медицинской службы. Имеет 5 государственных наград, 3 из них – боевые – за исполнение профессиональных обязанностей в ходе антитеррористических операций в Чечне. В 26 лет сделал первую операцию. В Елизаветинской больнице работает с 2003 года.

—  Сергей Юрьевич, почему Вы решили стать врачом?

—  Еще в юности решил, что хочу быть врачом и хочу быть военным, совмещать эти две мужские профессии – Родину защищать и спасать человеческие жизни.

—  Расскажите, пожалуйста, как Вы попали в Елизаветинскую больницу?

—  По рекомендации однокурсника.  Очень рад, что работаю именно в этой больнице и в этом отделении, которое является Городским центром эндовидеохирургии. Руководит им  талантливый, известный в городе хирург Ельцин Сергей Станиславович.

— Я была косвенным свидетелем того, как Вы, отработав день, проводили ночью 2 сложнейшие операции и под утро еще одну… Как Вы выдерживаете такой ритм работы?

—  Я же офицер, а офицеров бывших не бывает. Я работал и по трое суток подряд в более худших условиях. Мы делали втроем по 20 операций в сутки. После этого ничего не страшно.

— Вы, такой опытный хирург, как видите свое будущее в профессиональном плане?

— Одно дело работать самостоятельно и набираться опыта в военных условиях и совсем другое – постоянно учиться у профессоров, осваивать новые современные технологии. Сейчас учусь у Ельцина С.С.

—  Ну, вот опять про Ельцина… Очень много слышу о нем от разных людей. Нужно и с ним познакомиться.

… Я иду по отделению в палату к маме и, вдруг вижу, что сделан качественный ремонт. Раньше я ходила по этим коридорам и ничего не замечала, а сейчас на таком хорошем душевном подъеме захотелось оглядеться вокруг. Зашла в перевязочную – очень достойно!

Перевязочная.  Фото: А. Сергеева-Шадрина

Перевязочная. Фото: А. Сергеева-Шадрина

Заглянула в палату повышенной комфортности – тоже очень приятно.

Палата повышенного комфорта. Фото: А. Сергеева-Шадрина

Палата повышенного комфорта. Фото: А. Сергеева-Шадрина

Но больше всего поражают воображение палаты для обычных людей, куда привозят всех подряд.

Палата для "обычных" пациентов.  Фото: А. Сергеева-Шадрина

Палата для "обычных" пациентов. Фото: А. Сергеева-Шадрина

Везде есть свой дизайн, свой цвет и своя атмосфера.

Что произошло? Я попала в другую больницу или  сама вдруг заболела?

И тут предоставилась возможность пообщаться с заведующим Третьим хирургическим отделением Елизаветинской больницы.

Сергей Станиславович Ельцин. Фото: А.Сергеева-Шадрина

Сергей Станиславович Ельцин. Фото: А.Сергеева-Шадрина

Я, конечно, встречала его в коридорах отделения и запомнила, что меня все время поражал его голос – спокойный, с каким–то особенным тембром, от которого мурашки по спине…

Сейчас передо мной сидел довольно симпатичный мужчина, с умными синими глазами, волевым подбородком, открытым лицом в обрамлении темных волос. Специально рассматриваю руки. Какие они руки гениального хирурга, хирурга от Бога? (как называют его в народе) Ничего особенного не нахожу…, слышу завораживающие звуки его необыкновенного голоса и включаюсь в беседу.

Сергей Станиславович мало рассказывает о себе, но с каким упоением говорит о своей профессии, о своем отделении, о том, что здесь подобран коллектив умных, талантливых хирургов, о том, что не осталось операций, которые здесь не смогли бы сделать.

Далее он рассказал мне о том, что благодаря общению Главного врача больницы Тайца Бориса Михайловича с депутатом, Третья хирургия оснащена такими кроватями, тумбочами, столами. А благодаря сотрудничеству с фирмой  «Олимпус» в операционных  немецкая техника.

Операционная. Фото: А.Сергеева-Шадрина.

Операционная. Фото: А.Сергеева-Шадрина.

— Сергей Станиславович, я знаю, что Вы — коренной петербуржец в третьем поколении, что закончили Петербургский Медицинский Университет. Все время работаете в нашем городе. А что Вас связывает с Германией?

—  В 1992 г в г.Ольпе я учился лапароскопии у профессора Маера. В последнее время 3-4 раза в год езжу в Гамбург на семинары и мастер-классы в фирму «Олимпус». В 2008 г. эта фирма возила нас в Японию изучать новый хирургический блок.

— Сергей Станиславович, я вижу длинную постоянную очередь в Ваш кабинет людей, желающих оперироваться именно у Вас. Есть какой то особый секрет?

— Я оперирую по японским стандартам, какие-то вещи позаимствовал у немцев. Мне не нравится американский подход.  Я считаю, что в отличие от других врачей, у российских врачей среднего поколения осталась советская гуманная закалка – просто помочь человеку! И еще русская смекалка, проявление творческого подхода в каждом случае.

— Сергей Станиславович, я посмотрела подробнее ваше отделение, познакомилась с замечательными врачами, которые поставили мою маму на ноги, после таких двух сложных операций, и мне не хочется теперь, чтобы вашу больницу называли Истребительной. Давайте придумаем ей другое название?!

— Народ сам придумает, когда придет время, а я считаю, что будет справедливо, если забудут это название и будут называть Больница Святой Преподобномученицы Елизаветы или просто Елизаветинская больница.

А как вы считаете, уважаемые читатели?

Другие материалы из рубрики «Puzzle»: