. Карел ван Волферен. Японское политическое руководство новой модели

АМСТЕРДАМ. Посреди ужасающих новостей из Японии установление в ней новых стандартов политического руководства легко упустить, отчасти потому что японские средства информации следуют своей старой привычке автоматически критиковать то, как чиновники борются с последствиями стихийного бедствия, а многие иностранные репортеры, не понимающие этого, просто копируют данный критический тон.

Но по сравнению с последствиями катастрофического землетрясения в г. Кобе в 1995 г., когда власти, казалось, сняли с себя всякую ответственность за лишения пострадавших, разница не может быть сильнее.

На этот раз правительство Демократической партии Японии (ДПЯ) во главе с премьер-министром Наото Каном прилагает максимальные усилия с беспрецедентно интенсивным участием кабинета министров и вновь созданных специальных оперативных групп. Сам премьер-министр и соответствующие чиновники регулярно появляются в теленовостях в спецодежде, обычной для японских инженеров.

В 1995 г. о жителях Кобе, извлеченных из-под обломков, заботились, если они были членами корпораций или религиозных групп. Остальные должны были, в основном, становиться на ноги самостоятельно. Это было проявлением «феодального» корпоративного подхода, при котором прямая связь между гражданином и государством не играет никакой роли. Данное широко осуждавшееся государственное пренебрежение по отношению к потерпевшим от землетрясения в Кобе стало одним из главных источников общественного возмущения, которое содействовало популяризации реформистского движения, на гребне которого появился Кан.

К сожалению, сегодняшние японские средства информации упускают из виду данный исторический контекст. К примеру, газета Nihon Keizai Shimbun недавно жаловалась на недостатки реагирования правительства Кана, подчеркивая слабость цепочки управления от кабинета министров до чиновников, отвечающих за спасательные и снабженческие операции. Но она забыла упомянуть о том, что именно слабость подобной координации, связанная с отсутствием главенства кабинета министров в выработке политических решений, была главной слабостью политической системы Японии, которую основатели ДПЯ намеревались преодолеть.

Когда в сентябре 2009 г. ДПЯ пришла к власти, то положила, тем самым, конец фактическому полувековому правлению одной партии – Либерально-демократической партии (ЛДП). Еще важнее другое – ее намерения совпали с кардинальным вопросом для Японии: кто должен править – бюрократические «феодалы» или избранные чиновники?

ЛДП, образованная в 1955 г., не много управляла на самом деле после оказания помощи в координировании послевоенного восстановления, которое без каких-либо обсуждений развилось в неофициальную, но абсолютно реальную национальную политику, сводящуюся, в принципе, к безграничному повышению производственных мощностей. Другие возможные приоритеты почти никогда не поднимались в политических дискуссиях.

Необходимость политического рулевого колеса в руках избранных политиков резко обозначилась в 1993 г., когда две крупные политические фигуры сбежали из ЛДП со своими последователями. Сделав это, они стали катализаторами реформистского политического движения, приведшего к созданию ДПЯ, первой убедительной оппозиционной партии, которая в отличие от Социалистов, являвшихся некой ритуальной оппозицией, была готова победить на выборах и действительно править, а не просто быть фасадом правительства, что стало нормой при ЛДП.

Снижение престижа правительства в настоящее время объясняется тем фактом, что Кан не проявляет никакого таланта в превращении себя в телевизионную персону, способную создавать величественный образ руководителя. Но его правительство, вне всяких сомнений, действует максимально эффективно перед лицом одновременно четырех кризисов, причем его усилиям препятствуют огромные снабженческие проблемы, с которыми не сталкивалось еще ни одно послевоенное японское правительство.

Усилиям правительства Кана, очевидно, препятствует жесткая и сильно фрагментированная бюрократическая инфраструктура. У ДПЯ почти не было времени исправить то, чем долгое время пренебрегала ЛДП. Ее семнадцать месяцев у власти до недавней катастрофы стали сагой о борьбе с профессиональными чиновниками многих сфер бюрократии, в том числе судебной власти, стремящимися сохранить тот мир, который они всегда знали. Другие страны могут много чему научиться на попытке ДПЯ изменить сложившееся статус-кво в сфере политического устройства, формировавшегося и укреплявшегося полвека.

Но впервые администрацию ДПЯ подорвали США, испытав верность нового правительства с помощью невыполнимого плана (первоначально придуманного министром обороны эры Джорджа Буша-младшего Дональдом Рамсфельдом) строительства новой базы морского флота США на Окинаве. Первый премьер-министр ДПЯ Юкио Хатояма просчитался, предположив, что личная встреча с новым американским президентом с целью обсудить долговременные вопросы, затрагивающие Восточную Азию, поможет урегулировать данную проблему. Американское правительство настойчиво ему отказывало. Поскольку Хатояма не смог сдержать своего обещания защитить интересы жителей Окинавы, ему пришлось по традиции уйти в отставку.

Главные японские газеты, в основном, также поддерживали сложившееся положение вещей. Теперь они, по-видимому, позабыли о своей роли в препятствовании усилиям ДПЯ создать эффективный политический координирующий орган для страны. Полвека новостей о внутреннем соперничестве в ЛДП, не связанном с действительной политикой, превратили японские средства информации в лучших в мире знатоков политической фракционности. Из-за этого они стали практически неспособны распознавать настоящие политические инициативы, видя их.

Остальной мир, однако, изумляется замечательной, достойной манере, в которой обычные японцы справляются с ужасным несчастьем. Меня постоянно спрашивают, почему нет никакого мародерства или признаков взрывной злобы. В новостях о японской катастрофе снова и снова появляется термин «стоицизм».

Но, будучи полвека близко знакомым с японской жизнью, я никогда не думал о японцах, как о стоиках. Скорее, японцы ведут себя так, потому что они приличные люди. Обладая тактичностью, они не обременяют друг друга, строя из себя героев из-за своей собственной личной трагедии. Они, безусловно, заслуживают лучшего правительства, чем то, которое пытается им дать ДПЯ.

Карел ван Волферен — автор книги «Загадка японской власти», почетный профессор сравнительных исследований политических и экономических институтов в Амстердамском университете.

Копирайт: Project Syndicate. Перевод с английского — Татьяна Грибова. Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе. Verlag Terterian — Medien auf Russisch in Deutschland und Europa. Werbung in russischen Zeitungen, Reiseführern, Stadtplänen, Internetportalen und anderen Medienprodukten.

Последние публикации рубрики «Новости и политика»: