. Ике Оконта. Нигерийская демократия на подъеме

АБУДЖА. Выборы в законодательные органы Нигерии, за которыми должны последовать президентские выборы 16 апреля, показывают, что правящая Народно-демократическая партия (НДП) потеряла свой почти полный контроль над политической жизнью страны.

Из четырех основных оппозиционных партий, которые выдвинули кандидатов на 469 мест в парламенте, Нигерийский конгресс за прямое действие (НКД) получил большую часть голосов на юго-западе страны, «сбив с ног» таких стойких приверженцев НДП, как спикер Палаты представителей Димеджи Банколе и сенатор Йабо Обасанджо-Белло ‑ дочь бывшего президента Олусегуна Обасанджо.

Тем не менее, НДП парировала вызов в нефтедобывающей дельте реки Нигер, в родной области президента Гудлака Джонатана. Она также удержала позиции на юго-востоке, где преимущественно проживают игбо, а также среднем поясе, где проживает несколько малых этнических групп.

Горькие разногласия отметили восхождение Джонатана к власти в мае 2010 года после смерти президента Умару Яр-Адуа, спустя только три года его пребывания в должности. Некоторые политики НДП на мусульманском севере настаивали на том, что их регион имеет право выдвинуть своего кандидата, поскольку Обасанджо, который считался представителем христианского юга, правил восемь лет. Однако их пожелания отвергли.

Затем партия потеряла влиятельных членов, особенно на севере. Аналитики прогнозировали, что большая доля голосов в регионе перейдет к Конгрессу за прогрессивные изменения (КПИ) во главе с Мухаммаду Бухари, северным мусульманином из штата Катсина. Бухари также является кандидатом в президенты от этой партии. КПИ получил большинство мест в Катсина, но НДП все-таки удалось сохранить свое доминирование в переменчивой политике этого региона.

Парламентские выборы, первоначально запланированные на 2 апреля, но отложенные неделю спустя, после того как независимая национальная избирательная комиссия (ННИК) не смогла напечатать адекватные бюллетени и другие избирательные материалы, состоялись в атмосфере страха, насилия и неопределенности. Накануне голосования были взорваны бомбы в офисе ННИК в Суледже, недалеко от федеральной столицы, убив несколько избирательных чиновников. Взрывы в Майдугури, крупном городе на северо-востоке, где по-прежнему сохраняется угрожающее присутствие «Боко Харам», насильственной мусульманской секты, несмотря на карательные действия правительства в 2009 году, заставили многих избирателей остаться дома. Для участия в выборах было зарегистрировано семьдесят четыре миллиона нигерийцев, но явка была гораздо ниже.

Аттахиру Джега, преподаватель университета и председатель ННИК с августа 2010 года, произвел капитальный ремонт закостеневшего и коррумпированного механизма выборов, ввел в действие новый и надежный механизм подсчета голосов, а также провел переподготовку и разместил своих сотрудников в 120 тысячах избирательных участках на огромной территории ‑ все это за шесть месяцев. Выборы всегда были проблематичными, и ситуация осложнялась тем, что после окончания военного правления в 1999 году нигерийские политики привыкли к фальсификации выборов. В конце концов, выборы 2007 года, которые привели к власти Яр-Адуа – уверенная «победа» НДП третий раз подряд – местные и международные наблюдатели признали худшими в истории страны.

В действительности, до голосования в начале этого месяца Нигерия погрузилась в колею «избирательного авторитаризма». Всемогущая НДП, опираясь на свой контроль над органами безопасности, значительные доходы от нефти, к которым у президента и его свиты был беспрепятственный доступ, а также разветвленную сеть патронажа, распространенную через местные советы 36 штатов Нигерии, казалось бы, должна была править неопределенный срок. Выборы стали пустым ритуалом, вопросы государственной политики не были важными вопросами кампании, а оппозиция была разделена, плохо финансировалась и не была в состоянии разработать стратегию, чтобы противопоставить что-то огромному числу сторонников НДП.

К чести президента Джонатана были проведены чистые выборы. Когда ННИК приступил к реализации усовершенствованного механизма для проверки потенциальных фальсификаторов голосования, он стоял на своем и поддерживал Джегу, даже когда ястребы внутри его партии начали бормотать, что Джега был «опасным радикалом», от которого президент должен избавиться. Оппозиционные партии обрели свою опору, и монопольная власть НДП была, наконец, разрушена, но не уничтожена.

В действительности, Джонатан и НДП, похоже, скоро восстановят хорошие позиции на президентских выборах. Плохие результаты КПИ в парламентских выборах на севере могут быть признаком того, что влиятельные консервативные политики региона, которым Бухари бросил вызов, когда, будучи генералом армии, он свергнул Вторую Республику в результате бескровного переворота в декабре 1983 года, не простили и не забыли этого. Переговоры ведутся между КПИ, НКД, от которой в качестве единого кандидата в президенты выдвигается Нуху Рибаду, бывший царь по борьбе с коррупцией, и Всенародной партией Нигерии – менее крупной партией, выдвигающей Ибрагима Шекарау в качестве своего претендента на роль единого кандидата.

Бухари пользуется большим общенациональным признанием, чем два других кандидата, но ДНК обогнал КПИ на парламентских выборах. Так что остается неясным, кто сделает шаг навстречу. Тем не менее, если оппозиционные партии урегулируют свои разногласия и смогут создать общую устойчивую платформу, они могут составить Джонатану конкуренцию.

То, что выборы вообще были проведены ‑ и без насильственных конфликтов между севером и югом страны – это уже замечательное достижение. Нарастающие проблемы страны ‑ безудержная коррупция среди чиновников, увядающая социальная и физическая инфраструктура, а также нарастающие этнические и религиозные волнения в северо-восточной, центральной, юго-восточной части и дельте реки Нигер ‑ еще ждут серьезного рассмотрения.

Тем не менее, простые нигерийцы надеются, что президентские выборы, которые состоятся на этой неделе, а также губернаторские и законодательные выборы, которые пройдут 26 апреля, приведут к власти политиков, которые, в конце концов, займутся решением этих проблем. Как показали парламентские выборы, пришло время, чтобы нигерийцы получили дивиденды демократии: правительство, которое отражает их интересы и отвечает их требованиям.

Ике Оконта – проживающий в г. Абуджа политический аналитик и писатель, в настоящее время сотрудник Института «Открытое общество» в Нью-Йорке.

Копирайт: Project Syndicate. Перевод с английского — Татьяна Грибова. Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе. Verlag Terterian — Medien auf Russisch in Deutschland und Europa. Werbung in russischen Zeitungen, Reiseführern, Stadtplänen, Internetportalen und anderen Medienprodukten.

Последние публикации рубрики «Новости и политика»: