. Роальд Мандельштам

Удивительны повороты судьбы.

Двадцать лет тому назад мне в руки попалась рукопись стихов с именем на обложке Р. Мандельштам. Буква «Р» сначала была воспринята за опечатку. Стихи прочитаны, и не раз. Но… рукопись во время очередного переезда затерялась. И вот спустя много лет в мировой паутине Платон Петров публикует стихи Р. Мандельштама.
— Откуда вы знаете это имя?
— Это друг моего дедушки, художника Марка Петрова.

Откройте и вы для себя творчество талантливого поэта.

Инна Савватеева

Роальд Мандельштам. Фото из архива Платона Петрова
Роальд Мандельштам. Фото из архива Платона Петрова

……….

Нина

Влажный бревенчатый мостик

Алый трамвай – пустой.

Что-то не ходят гости

В сад золотой-золотой.

Черные ветви. Сырость.

Рыжие фонари.

Ночью над кленами вырос

Вялый и скользкий гриб.

Будь осторожней, Нина,

Я не люблю тебя.

Чьи-то червивые спины

Мордами пней глядят.

Я не приму в подарок

Ключ от твоих дверей.

Дуги кулибинских арок,

Арки твоих бровей.

Где-то в сыром тумане

Плачет ночной трамвай

Хочешь на дно океана

Вместе уйдем, давай?

Талая ночь, безмодье,

В городе ждут весну

Может, и нас разбудит

Встанем, подобно сну.

Нет, ни за что и глупо

Вместе – кому нужны?

Теплые, теплые губы

Будут ли там нужны?

Нет, над стихами властен

Каждый, забывший меч

Нет, не узнавший счастья

Будет за это сечь.

Зря ли светлеют крыши?

Утро бред вдоль крыш

Нина, ты слышишь? Слышишь?

Нина, о чем грустишь?

Я не забыл о милой

Меч мой не зря забыт

Дома к моей могиле

Лунный прикован щит.

Вечер ночных ущелий

Принял последний вздох,

В шлеме разбитой цели

Яркий украсил мох.

Если меня забудешь.

Стану подобно сну

Талая ночь. Безмодье.

В городе ждут весну.

Из архива Платона Петрова. Первая публикация «Германия плюс», апрель 2011

* * *

Вечерами в застывших улицах

От наскучивших мыслей вдали,

Я люблю, как навстречу щурятся

Близорукие фонари.

По деревьям садов заснеженных,

По сугробам сырых дворов

Бродят тени, такие нежные,

Так похожие на воров.

Я уйду в переулки синие,

Чтобы ветер приник к виску,

В синий вечер, на крыши синие,

Я заброшу свою тоску.

Если умерло все бескрайнее

На обломках забытых слов,

Право, лучше звонки трамвайные

Измельчавших колоколов.

февраль 1954

ЗАМЕРЗШИЕ КОРАБЛИ

Вечер красные льет небеса

В ледяную зелень стекла.

Облетевшие паруса

Серебром метель замела.

И не звезды южных морей,

И не южного неба синь:

В золотых когтях якорей

Синева ледяных трясин.

Облетевшие мачты — сад,

Зимний ветер клонит ко сну,

А во сне цветут паруса —

Корабли встречают весну.

И синее небес моря,

И глаза — синее морей,

И, краснея, горит заря

В золотых когтях якорей.

* * *

О предзакатная пленница! —

Волосы в синих ветрах…

В синей хрустальной вечернице

Кто-то сложил вечера.

Манием звездного веера

Ветер приносит в полон

Запах морской парфюмерии

В каменный город-флакон.

Пеной из мраморных раковин

Ночь, нарождаясь, бежит —

Маками, маками, маками,

Розами — небо дрожит.

В синей хрустальной вечернице

Яблоки бронзовых лун —

О предзакатная пленница —

Ночь на паркетном полу!

19.04.1954

* * *

Если луна, чуть жива,

Блекнет в раме оконной —

Утро плетет кружева —

Тени балконов.

Небо приходит ко мне,

Мысли его стрекозы,

Значит, цвести войне

Алой и Белой розы.

Значит — конец фонарям,

Что им грустить, качаясь, —

Льется на мир заря

Золотом крепкого чая.

НОКТЮРН

Когда перестанет осенний закат кровоточить

И синими станут домов покрасневшие стены, —

Я окна раскрою в лиловую ветреность ночи,

Я в двери впущу беспокойные серые тени.

На ликах зеркал, драпированных бархатом пыли,

Удвою, утрою, арабские цифры тревоги.

И в мерно поющей тоске ожидания милой

Скрипичной струной напрягутся ночные дороги.

Придешь — и поникну, исполненный радости мглистой,

Тебе обреченный, не смея молить о пощаде;

Так в лунном саду потускневшее золото листьев:

Дрожащие звезды лучом голубым лихорадит.

Другие публикации в рубрике «Литература»: